Новости

Красный Корсар

Пожалуй почти все читали книгу Майкла Стакпола "Естественный Отбор" о заговоре Красного Корсара. Но кому-то всегда хотелось узнать чуточку больше про эту историю, специально для них опубликован новый исторический раздел "Красный Корсар", в который помимо основной статьи входят ещё шесть статей раскрывающих подробности битв этой компании: Куукен, Дейя, ЙегасЗандериж, Арк-Ройял, Элисса.

Перевод OTP предоставил Snyker  - за что ему большое спасибо!

Призыв к вторжению

   На этой неделе был переработан и дополнен исторический раздел «Призыв к вторжению», теперь там четыре статьи:

Поиск по сайту

На Периферии
Мы узнали, что вы
И в самом деле Варвары.

И стоит ли удивляться,
Что я горд от того,
Что вычищаю Внутреннюю Сферу от вас?

- Лирические стихи из песни-вызова на бой, обращённой к армиям Внутренней Сферы, записанные воином из Клана Нефритового Сокола

Вторжение - Размина на Периферии

   Первый контакт Кланов с Внутренней Сферой произошёл во время стычек со «странниками» - этот периферийный термин описывает наёмников-отшельников, пилотов Мехов и аэрокосмических истребителей, часто поселявшихся на самых отдалённых краях Периферии. Эти воины были первыми, сразившимися с воинами Кланов, и первыми захваченными или погибшими. Некоторые из них произвели впечатление на воинов кланов -по слухам, Чарльз Э.Форстон, до этого служивший в ВСФС, перед своей гибелью сумел подбить ОмниМех Клана Дымчатого Ягуара. Но в основном они использовали устаревшую технику и тактику, которая на взгляд Кланов была бесчестной и это только укрепило уверенность Кланов в быстрой победе над армиями Внутренней Сферы.
   По мере продвижения Кланов они всё чаще встречали более населённые миры Периферии, имевшие форпосты КомСтара и постоянный транспортный поток. Чтобы обеспечить внезапность своего продвижения во Внутренней Сфере, Кланы сразу же захватили форпосты КомСтара. Это было легко сделать, опираясь на информацию, полученную от экипажа захваченного исследовательского корабля. Под прикрытием установок РЭБ они блокировали возможность сотрудникам КомСтара послать предупреждение. Однако Кланы сочли КомСтар скорее любопытным, чем опасным.
   Боевые Корабли и истребители Кланов уничтожали все корабли, пытавшиеся при их появлении скрыться. Кораблям и экипажам, сотрудничавшим с Кланами, не позволяли покидать звёздные системы, но зато их оставили в живых.
   С первых шагов во Внутренней Сфере, Ханы и Командиры Галактик Клана Волка достигли взаимопонимания. Хан Ульрик Керенский, уступил требованиям Хана Гарта Радика и других Волков-Крестоносцев, стремившихся доказать своё право участвовать во Вторжении. Хотя Ульрик и сказал, что он уверен, что Вторжение ошибочно, он также сказал и следующее: «Лучшая месть тем, кто втянул нас в это, - это быть лучше их».
   Кампания по завоеванию миров Периферии шла удачно и завершилась по расписанию, в январе 3050 года. Клан Волка даже опередил график, завершив свою первую волну уже в сентябре. Во время первой волны Клан Волка на всех десяти мирах сопротивление не превышало одного полка Мехов.
   Два из встретившихся полков принадлежали к Конфедерации Оберона, пиратскому королевству под предводительством Хендрика Гримма III-го. Его воины недавно активизировались и увеличили число рейдов на Внутреннюю Сферу и других пиратов на Периферии. Когда на Креллакоре они столкнулись с чужеродными ОмниМехами и феноменальными навыками воинов Кланов, большинство Гвардии Оберона бежало, но только для того чтобы быть быстро найденными и захваченными силами Клана.
   В прямом столкновении, 1-й Оберонский Гвардейский Полк, под командованием самого Хендрика Гримма, начал жёсткую борьбу с 11-м Волчьим Гвардейским Кластером, вторгшимся 18 сентября 3049 года на мир Оберон VI. Проанализировав это сражение, Клан Волка получил ценную информацию о возможных методах ведения боя других войск Внутренней Сферы. Гримм и его тяжёлые Мехи обнаружили, что в результате своей попытки добиться преимущества при помощи маневрирования они оказались в невыгодном положении, ОмниМехи 11-го Волчьего Гвардейского Кластера их обхитрили. Когда дым рассеялся, 1-го Оберонского Гвардейского Полка больше не существовало. Король Гримм покончил жизнь самоубийством, предпочтя смерть плену в Клане Волка.

invasion-the-rock

   Одной из первых главных целей для Клана Волка стала Скала, скопление астероидов, использовавшаяся в качестве убежища «Мятежниками Риана». «Мятежники», банда пиратов со сносным уровнем мастерства из Большого Валькирата, обладающая достаточной силой, чтобы брать то, что им хотелось на Периферии. Отсутствие  внешней разведки у Клана привело к тому, что силы  «Мятежников» были оценены всего лишь как один смешанный полк. Хан Ульрик Керенский заявил, что он накладывает запрет на торги за право завоевать эту планету. Вместо этого на планету вторгся Золотой Кешик (командный Тринарий Клана), а он и Хан Гарт Радик будут наблюдателями.
   Как только КВ "Даер Вульф" вошёл в систему Скалы, он перехватил сообщения, указывавшие на то, что в системе, на астероиде Стенания Сизифа, находится только 1-й батальон «Мятежников», возглавляемый Кенни «Редьяком» Рианом. Хан Гарт Радик и Хан Ульрик Керенский решили продолжить операцию как планировалось, даже несмотря на то, что они были разочарованы меньшими, чем ожидалось, силами врага.
   Высадка на астероид была выполнена с типичной для Клана Волка эффективностью. Основные части Золотого Кешика высадились на севере и востоке куполообразного кратера «Мятежников». Хотя «Мятежники» и засекли их, превосходство мастерства и технологии воинов Клана ошеломило защищавшихся. Клан высадился ближе и быстрее, чем можно было ожидать от любых Мехов Внутренней Сферы. ОмниМехи Волков с лёгкостью уничтожили или вывели из строя «Мятежников».
   На перехват северной части сил Волков двинулись два копья Мехов «Мятежников», находившиеся на манёврах за пределами своей базы; они были уверены, что столкнутся с сильнейшей частью. На самом же деле с севера было две Точки Элементалов и один единственный ОмниМех, обеспечивающий им поддержку. Ошибка «Мятежников» позволила основной массе ОмниМехов Золотого Кешика проникнуть на базу, а пехота Клана продемонстрировала им свою ужасающую мощь.
   Риан, чувствуя, что это не обычный набег Внутренней Сферы, решил положить конец своим потерям. Он и его командное копьё покинули базу и направились на юго-запад. Золотой Кешик быстро нагнал их. Риан и его помощники развернулись и попытались в узком проходе между двумя стенами кратера заманить в ловушку своих преследователей. Этой засадой он лишь немного поцарапали броню ОмниМехов Клана, но в то же время один Мех «Мятежников» был выведен из строя, а пилот второго был серьёзно ранен. Риан вероятно, от того, что не мог поверить своим сенсорам, охватил ужас.
   Паникуя, Риан и двое его уцелевших помощников убегая попали прямо в руки 3-го батальона 1-го полка «Гончих Келла», одного из ведущих наёмных подразделений Внутренней Сферы. «Гончие» были посланы Свободной Республикой Расальхаг, чтобы выследить Риана и положить конец его царству террора. Приземлившись на дальней стороне астероида, наёмники и не подозревали, что на Стенаниях Сизифа была ещё и третья сторона – пока не увидели последних «Мятежников» Риана, убегающих от странных Мехов.
   Увидев «Гончих Келла», воины Золотого Кешика также были захвачены врасплох. Так случилось не только потому, что увиденные Мехи «Гончих» выглядели лучше Мехов «Мятежников», но и потому, что двух из этих Мехов Кланы до этого никогда не видели (Wolfhound и Hatchetman). Это новое открытие было встречено и решено обычным для Кланов методом - силой.
   Ханы дали команду открыть огонь по новому, неожиданному противнику. Первые стычки подтвердили предположения Хана Ульрика Керенского - воины «Гончих Келла» были гораздо лучше подготовлены и превосходили своим мастерством, всех с кем до этого сталкивался Клан. Шаттлы Кешика сообщали о быстром приближении с юго-запада двух групп неопознанных Мехов. Ханы – чтобы вывести из опасной зоны или в соответствии с планом – отдали приказ отступить от места первого контакта с «Гончими Келла» и ждать там, это позволило Звезде Элементалов соединиться с основной частью подразделения.
   Оставшаяся часть 3-го батальона «Гончих» пыля вошла в кратер, в стандартном V-образном строю, тут же рассыпалась и стала осматривать место, по-прежнему не подозревая куда они попали, что каждое их движение находилось под пристальным наблюдением и записывалось Ханами Клана Волка. Их подозрения о том, что всё идёт не так, нашли первые подтверждения, когда на открытой частоте от них потребовали назвать своё подразделение и силы – как если бы они сражались в обычном Испытании Владения.
   Уверенный, что это новая уловка «Мятежников», майор Престон, командир 3-го батальона, остроумно ответил, не сошёл ли Риан со своей бандой слизняков с ума. Он предложил использовать лазерную клизму, чтобы положить конец всем их неприятностям. Ханы, не ожидавшие подобного ответа вражеского командира (воины Кланов редко сквернословят), решили, что вопрос о благородной дуэли с повестки дня снят. Они отправили для встречи с «Гончими Келла» на северо-восточном откосе кратера смешанную Звезду ОмниМехов и Элементалов.
   Передовые части «Гончих Келла» заметили силы Клана и двинулись на его перехват. Каждый воин Клана, освобождённый от правил, регулирующих дуэли, выбрал себе противника и открыл огонь сразу же, как только «Гончие» оказались в зоне поражения. «Гончие Келла», не ожидавшие точной стрельбы со столь дальнего расстояния, изменили тактику, чтобы воспользоваться преимуществами пересечённой местности на южной окраине кратера, оказавшись прямо под наблюдавшими за боем Ханами и остальным Золотым Кешиком.
   Как только они приблизились, в действие вступили Элементалы. Вид гигантских фигур в бронекостюмах, окружающих их и стреляющих в них из лазеров, шокировал «Гончих Келла». Этот шок обернулся ужасом, когда Элементалы атаковали ближайший Мех «Гончих», облепив его подобно насекомым – как рой облепляет обнажённого человека. Майор Престон, не в состоянии найти объяснение увиденному, отдал приказ отступать, прикрытие обеспечивало его командное копьё.
   Ханы, работая со своего наблюдательного пункта прямо над разгоревшимся боем, приказали Элементалам прервать атаку и выслали вперёд ОмниМехи Джошуа Уорда и Айзоны. Майор Престон, лихорадочно соображавший, какой отдать своему копью приказ – отступить или атаковать вражеские Мехи, вместо этого потребовал от нового врага назвать себя и цель своего появления в системе Скалы. Даже несмотря на то, что это было очевидной уловкой, чтобы дать своим товарищам отступить, его отвага произвела впечатление на Хана Ульрика Керенского. Хан ответил, что они «члены Золотого Кешика Клана Волка, истинных последователей Слов Бессмертных Керенских».
   Майор Престон сам открыл огонь по приближающимся ОмниМехам. Первым залпом он нанёс повреждения обоим Мехам, но его машине был нанесён колоссальный урон. Майор Престон, отступая, продолжал стрелять по ОмниМеху Айзоны. Джошуа Уорд попытался обойти майора Престона с фланга, но был сбит с толку, когда майор изменил направление своего отступления – к хребтам скальных выступов и щебня.
   К сожалению, эта тактика майора Престона не оправдала себя. КВ "Даер Вульф" отогнал Шаттл и Прыгун «Гончих», а пустынный астероид почти не имел мест для укрытия. Через несколько часов весь 3-й батальон был уничтожен.
   Клан Волка предоставил гололенты этого боя другим Кланам, чтобы они изучили новый стиль сражения. Остальные Кланы не нашли на лентах ничего примечательного, даже несмотря на то, что «Гончие Келла» сумели нанести двум ОмниМехам серьёзные повреждения. Клан Волка был обвинён либо в «игре» с «Гончими Келла», либо в несоответствии высоким стандартам Кланов. Также было отмечено полное отсутствие чести у «Гончих Келла». Их варварская тактика стрельбы всем скопом по одной цели привела к разговорам о том, что «моральное состояние Внутренней Сферы ещё хуже, чем мы ожидали. Это не воины. Они не более чем зажравшиеся варвары».
   Воины же Клана Волка, особенно те, кто состоял в Золотом Кешике, отзывались о «Гончих» более уважительно. Признавая их мастерство и даже благородство в сражении, они не понимали, почему их сотоварищи так брезгливо отнеслись к тому, что увидели. Некоторые Ханы, сохранявшие во время предыдущих курултаев молчание, стали выражать поддержку точке зрения Хана Ульрика Керенского – что войска участвующие во Вторжении серьёзно недооценивало силу Внутренней Сферы. Самое важное последствие этого сражения поняли лишь несколько месяцев спустя. Фелан Келл, одарённый МехВоин из «Гончих Келла», сумел избежать гибели в своём Мехе и был взят Кланом как изорла (военный трофей). Его умения, отвага и удачное происхождение спасли ему жизнь и дали ему возможность снискать славу как великого воина Кланов. Он стал наиболее близким советником Хана Ульрика Керенского.

Я всем сердцем надеялся на славные схватки  с благородными воинами. Мой разум же  ожидал бесчестных боёв с нецивилизованными варварами. Вы же говорите мне, что наше завоевание Внутренней Сферы будет не более чем стычками с трусливыми детьми. Представьте себе моё разочарование!

- Из обращения ильХана Лео Шоуэрса к Совету, 23 февраля 3050 года

   Как только последние цели на Периферии были завоёваны, Кланы остановили своё продвижение. Они занялись изучением того, что узнали, и начали последние приготовления к полномасштабному Вторжению во Внутреннюю Сферу. Клановские воины закрепились в новых владениях, подавив все оставшиеся очаги сопротивления, и задействовали систему уловок, предназначенную для того, чтобы Внутренняя Сфера не узнала о том, что произошло. Также Кланы начали доставлять запасы из Домашних Миров и складировать их на выбранных мирах Периферии. В это время, воины всех четырёх вторгшихся Кланов подробно докладывали своим Ханам о выполнении стоявших перед ними боевых задач, сообщая свои впечатления о том, с чем они сталкивались, и излагая свои мнения о том, каким может быть предстоящее сражение с Внутренней Сферой.
   В феврале ильХан Лео Шоуэрс созвал Совет, чтобы заслушать отчёты Ханов четырёх Кланов и обсудить стратегию для координации первой волны Вторжения во Внутреннюю Сферу. 18 февраля 3050 года Совет собрался на борту КВ "Даер Вульф", находившегося на орбите планеты Паулус Прайм. ИльХан Лео Шоуэрс открыл военный совет пылкой хвалебной речью о достижениях Кланов и предсказал славные победы в ближайшие месяцы.
   Совет поддержал на его оптимизм. Лишь Хан Ульрик Керенский не разделял всеобщего оживления, за что его упрекнули в отсутствии энтузиазма. «Как я могу улыбаться, когда я не вижу ничего весёлого, и почему мои собратья-Ханы обещают друг другу преподнести на блюдечке ещё не завоёванные миры? Как могу я цитировать яркие и хвастливые отрывки из Предания?»
   Их оптимизм был основан на убеждённости в том, что Внутренняя Сфера будет и дальше оказывать лишь слабое сопротивление военной мощи Кланов. Как доказательство этого, Ханы указывали на лёгкость успехов даже в боях с самыми сильными врагами с Периферии. Сражение за сражением терпели поражение её ветхие Мехи и истребители, её варвары воины, не имевшие ни малейшего понятия о чести или тактике, и её  общество, которые со времён Исхода Керенского лишь дегенерировало. Хан Ульрик Керенский был одинок в своей уверенности, что войска встреченные Кланами на Периферии не характеризуют собой все армии Внутренней Сферы, и что думать иначе – это путь к катастрофе.

 

КомСтар

ComStar Logo

И никогда не забывайте, что помощь может прийти
Оттуда, откуда не ждёшь,
А успех остального покоится на плечах
Тех, кто до времени находится в тени.
Предание, Отрывок 222, Стих 6, Строки 11-14

   КомСтар начал получать от агентов ROM тревожные сообщения спустя месяц после того, как Кланы начали своё нападение на Периферию. Несколько месяцев КомСтар не понимал, что происходит, т.к. Кланы умело использовали свою систему уловок, вдобавок им на руку играла удалённость этого региона. Когда же всё прояснилось, преценторы Первого Круга устроили дебаты, но они были безрезультативны и никакого решения принято не было. Т.к. консенсуса все ещё не было, то Примас объявила, что она больше не может ждать и огласила свой план.
   Было подготовлено несколько исследовательских экспедиций с целью установить контакты между Кланами и КомСтаром. Они направились в контролируемые Кланами звёздные системы, передавая по радиоканалу предложение о сотрудничестве, а затем пытались их покинуть. Т.к. ранее Кланы уже произвели захват исследовательского корабля КомСтара "Аутбаунд Лайт", то они уже были прекрасно информированы о КомСтаре, его роли во Внутренней Сфере, как технологического лидера и его монополии на межзвёздные коммуникации. Они пришли в некоторое восхищение от верности КомСтара Слову Блейка и тому, что они рассматривали как ошибочную попытку сохранить знания. Особенно они уважали обязательство КомСтара в конечном счёте восстановить Звёздную Лигу. Окончательным благоволением Кланов к КомСтару стали слова Великих Керенских, предупреждавших своих потомков о том, что могут найти неожиданных друзей на своём обратном пути во Внутреннюю Сферу. ИльХан и другие Ханы выразили надежду, что Кланы и КомСтар установят самые дружеские отношения, «основанные на общих идеалах и целях».
   В январе 3050 года  Примас и ильХан согласились с тем, что Анастасиус Фохт прибудет в Кланы в качестве посланника КомСтара. Примас поручила ему определить местонахождение Домашних Миров Кланов, оценить их силу, разузнать об их намерениях и определить, могут ли они послужить целям КомСтара.
   Фохт сумел достичь договорённости между Кланами и КомСтаром, что дало ему необходимое время и доступ к внутренним документам Кланов. КомСтар согласился подавлять или даже полностью прекрывать все входящие и исходящие сообщения, сделанные военными Внутренней Сферы и разведслужбами на мирах, выбранных Кланами для атак. В некоторых случаях КомСтар также осуществлял передачу Кланам информации о размере, силе и местонахождении вооружённых сил Внутренней Сферы на тех мирах, на которые планировалось вторжение.
   Со своей стороны Кланы согласились не вмешиваться в работу станций и дела КомСтара. Они также позволяли представителям КомСтара действовать в качестве посредников на захваченных мирах, обеспечивая связь и взаимодействие между населением планет и Кланами. В сущности, КомСтар становился опорой оккупационных правительств, создаваемых Кланами, эта роль, как надеялся КомСтар, должна была предоставить ему важную информацию о Кланах и политическую власть над гражданским населением.
   Когда Примас проинформировала Первый Круг об условиях договора, некоторые не согласились с ними, указав на то, что это нарушает нейтралитет КомСтара в делах Внутренней Сферы. Однако Примас отвергла их сомнения, уже заверив договор от имени КомСтара. Некоторые опасались, что КомСтар превратится лишь в ручных собачек Кланов или же будет в силу обстоятельств вынужден развернуться против них, встав на защиту Терры. Последующие события в полной мере подтвердили эти опасения.

Волк на пороге

Никакие бедствия не стоят вас.
Ни великие бедствия, ни голод;
Ни пламя межзвёздной катастрофы.
Вам нет никаких оправданий,
Наш священный дворец покрылся
Пылью бесчисленных невинно погибших.
Истина в том, что вы – потомки
Предателей, суетящихся - подобно крысам
Во мраке – в борьбе за жалкие королевства,
В шаге от пустующего трона.
Никогда вы не понимали,
Что есть лишь один настоящий приз.

Предание, Отрывок 285, Стих 15, Строки 21-32

Вторжение - Волк на пороге
   «В утренние часы 20 марта 3050 года полковник Ганна Кейтлин, командир 3-го полка наёмного подразделения "12-ый Звёздный Гвардейский", была разбужена новостью о том, что над Икаром появились шаттлы неизвестного происхождения. Кто-то, назвавшись Звёздным Полковником Джерой Карнс, потребовал доложить о себе командующему офицеру. В оперативном центре царил бедлам, т.к. персонал, также недавно выдернутый из постели, пытался разобраться в ситуации. Полковник отдала краткие приказы поднять по тревоге солдат и приказала командиру планетарной милиции также привести в боевую готовность свои войска.
   Она вышла на связь со Звёздным Полковником Карнс. Она услышала голос со странным акцентом, который тут же бросил свой вызов: «Я – Звёздный Полковник Джера Карнс из 4-го Волчьего Гвардейского. Какие войска защищают этот мир?» К её уважению, Старая Леди ответила сразу же: «Командую здесь я, полковник Ганна Кейтлин из 3-го полка 12-го Звёздного Гвардейского, и я готова отразить любое посягательство. Я требую, чтобы вы дали о себе более полную информацию. Я не знакома с наёмным подразделением, называющим себя “Волчьи Гвардейцы”. Какой Дом Вы...» Карнс её прервала: «Мы – не бесчестные наёмники, и нас не может нанять никакой из ваших коррумпированных Домов. Мы назвали себя. Вы должны либо немедленно проинформировать меня о составе ваших сил, либо я буду вынуждена напасть на вас без благородного бэтчелла и всеми имеющимися в моём распоряжении силами. У вас есть одна минута».
   Через 20 минут 1-й батальон, находившийся в 30 км южнее, сообщил о контакте с бронепехотой и Мехами неизвестных моделей, но это сообщение было прервано на полуслове, сменившись воплями какого-то МехВоина, кричавшего, что на Икар пришёл легион дьявола. Хотя полковник Кейтлин командовала не первый год, она почувствовала собственное бессилие, стоя в собственном штабе и заворожено глядя на дисплеи, она раздражённо произнесла: “Ну, ладно, я сдаюсь. Но кто, черт-побери, эти парни?»
   Хотя момент был драматичный, а напряжение было очень высоко, вышеприведённая запись, сделанная адъютантом полковника Кейтлин, даёт точное описание того, насколько шокирующими и разрушительными были первые моменты Вторжения для ничего не подозревавших защитников Внутренней Сферы. Разведка Кланов, хотя и оказывалась временами неточной, почти всегда точно определяла размер вражеского войска и предоставляла информацию, согласно которой и составлялись боевые планы. Более совершенные технологии Кланов позволяли их войскам проникать в звёздные системы очень глубоко задолго до того, как защитники хотя бы узнавали об их присутствии. Вторжение было шокирующим уже самой неожиданностью. Оказавшись на земле, превосходные клановские ОмниМехи, чужеродно выглядевшие Элементалы в своих бронекостюмах и исключительные навыки клановских воинов ошеломляли большинство защитников настолько, что они не могли прийти в себя.
   Кланы с самого начала планировали кампанию завоевания и зачистки, а не уничтожения. Они рассматривали воинов Внутренней Сферы как неразумных детей или нецивилизованных дикарей, а Кланы не убивают заблудших детей. Кланы не одобряют уничтожение людских или иных ресурсов, которые могут стать собственностью Кланов. Их стратегия была рассчитана на лишение защитников воли к сражению и быстрых ударов, позволяющих сохранить элемент неожиданности. Они полагали, что шок от их появления, их явное военное превосходство и потенциальная угроза ещё более жёстких действий со стороны Кланов обескураживала даже самых упрямых защитников. Излюбленным методом проведения операции вторжения было: быстро напасть на мир, вынудить планетарное правительство сдаться, а затем двинуться на следующий мир, оставив в качестве оккупационных войск гарнизонные войска, состоявшие из стариков, неопытных и вольнорождённых.
   Клан Волка использовал такую стратегию в течении первой волны без каких-либо затруднений. В течении марта и апреля 3050 года он атаковал шесть миров в Свободной Республике Расальхаг и два в Федеративном Содружестве. Сопротивление большинства из этих миров было плохо скоординированным и слишком запоздалым, чтобы оказаться успешным. Защитники не могли ни покинуть планеты, ни сдаться, будучи побеждёнными раньше, чем смогли это понять.
   Миры в Свободной Республике Расальхаг были самыми лёгкими завоеваниями Клана Волка в первой волне Вторжения. Республика из-за шаткой политической и экономической ситуации традиционно для защиты своей границы с Периферией опиралась на наёмников – как на оснащённых Мехами, так и без таковых. Хотя расальхагское правительство и народ и ненавидели наёмников, они просто были вынуждены опираться на них. Когда напал Клан Волка, действия наёмников были плохо скоординированы и лишены поддержки регулярных войск республики.
   На Икаре и Шато – оба этих мира находились в составе Федеративного Содружества – Волки натолкнулись на более крепкую и более самоотверженную оборону. Войска ВСФС на этих мирах были не менее удивлены и ошеломлены неожиданным нападением, но их подготовка, уверенность в себе и опыт 4-й Войны за Наследие и Войны 3039 года позволили сохранить присутствие духа при первой встрече с Кланом Волка.

Новый Удар Волка

   На что похож сражающийся Волк? Вообразите себе молнию на ногах, или землетрясение с руками, или одухотворённую катастрофу, или просто чистый ад на колёсах.

Из разговора солдата Ловинакской милиции с репортёром, 2 июня 3050 года

Вторжение - Новый Удар Волка

   На успехи первой волны Вторжения никакой официальной реакции не последовало. Она прошла, как и ожидалось, и поэтому не нуждалась в комментариях. Однако интересной была реакция отдельных клановских воинов. Известно, что в течении первой волны воины с тихим благоговением относились к чудесам завоёванных ими миров, частенько едва ли уделяя внимание уничтожению всех до единого защитников. Впервые и мельком увидев миры Внутренней Сферы, воины были ошарашены. Это были те самые миры, которыми, как поклялись Керенские, они однажды завладеют. Этой привилегии были лишены первые 800 воинов и даже предыдущее поколение воинов – счастливый жребий выпал им одним. Для многих это стало подтверждением правильности программы выращивания и подготовки воинов Кланов. Она прекрасно подготовила воинов для завоевания Внутренней Сферы, т.к. они были лучшим поколением воинов, выпущенных Кланами.
   Реакция основной массы населения на появление необычных и грозных захватчиков была предсказуемо отрицательной. Слух первых дней Вторжения о том, что Кланы – не люди, расползся подобно пожару, приведя в состояние паники тысячи людей. Гололенты с изображением громадных Элементалов в бронекостюмах, кружащих над зданиями и раздирающих ничего не подозревающие Мехи и танки, приводили к массовому бегству или к ещё более масштабным вспышкам ксенофобии. Даже те люди, которые понимали что клановские воины – это люди, все равно считали Элементалов и пилотов истребителей слишком чужеродными для восприятия их как людей.
   Правительства государств Внутренней Сферы были ошеломлены, слепо пытаясь в первые недели Вторжения ухватиться за какую-нибудь соломинку. Всё усугублялось отсутствием достоверной информации, что в основном было следствием соглашения КомСтара с Кланами о пресечении передачи военной информации государствам Внутренней Сферы. Многие официальные лица не верили той скудной информации которую удавалось получить, т.к. происходящее было слишком фантастичным, чтобы в него можно было поверить. Лишь доклады подразделений, участвовавших в боях с Кланами и при этом сумевших выжить, смогли сформировать образ напавшего врага.
   Главы Федеративного Содружества и Синдиката Дракона быстро оправились от шока и отдали своим армиям приказ о полной мобилизации. Войска внутри двух этих государств были выдвинуты с мест постоянной дислокации в районы вторжения, а войска на границе с Периферией, которые пока ещё не попали под удар, были приведены в полную боевую готовность в ожидании расширения фронта. Оба правительства отправили срочные грузы оружия и снаряжения милициям тех планет, которые находились под угрозой нападения Кланов.
   На людях правящие семьи Федеративного Содружества и Синдиката Дракона были образчиками спокойствия. В частных же беседах и Штайнеры-Дэвионы, и Куриты были весьма обеспокоены происходящим. Наследники обоих государств – Виктор Ян Штайнер-Дэвион и Хохиро Курита – находились на пути продвижения Кланов во время 1-й волны Вторжения. Виктор, командир батальона 12-ых Гвардейцев Донегала, едва спасся, когда его подразделение было разбито Кланом Нефритового Сокола. Хохиро же ещё ближе познакомился с Кланами, когда его 14-й Легион Веги был разбит, а сам он был взят в плен войсками Клана Дымчатого Ягуара. От весьма неопределённого будущего его спас лишь побег, организованный местными якудзами.
   Непосредственная угроза жизни этим двум молодым людям и растущая угроза Кланов оказались для правительств Федеративного Содружества и Синдиката Дракона достаточными причинами отбросить вековую вражду и сделать первые, трудные шаги к взаимодействию. Жестом, шокировавшим всю Внутреннюю Сферу, Теодор Курита отвёл отборные войска с границы Синдиката и ФС, чтобы остановить Кланы. Шанс воспользоваться неожиданно образовавшейся брешью в обороне Синдиката манил очень многих в Федеративном Содружестве. Семья Сандовалей, являвшихся политическими и военными лидерами Марки Дракона, во всеуслышание потребовали немедленно начать наступление на давнего врага. Однако Ханс Дэвион и Мелисса Штайнер помешали их планам и приказали части войск передислоцироваться с границы на встречу Кланам, тем самым вернув доверие Синдиката.
   Правительство Свободной Республики Расальхаг было не настолько оперативным или эффективным в своей реакции на Вторжение. Когда их достигло известие о Вторжении, между Выборным принцем Магнуссоном, лидером расальхагского правительства, и овербефёлхаваре Мансдоттиром, главнокомандующим расальхагской армии, разгорелся ожесточённый спор. Принц считал, что расальхагские войска должны оставаться там, где находятся, любой ценой защищая свои позиции. Генерал Мансдоттир, более прагматично рассматривая возможности своих войск, хотел, чтобы подразделения на окраинных мирах покинули свои позиции и заняли оборонительный периметр вокруг Расальхага. Он также призывал принца запросить о помощи у Федеративного Содружества и Синдиката Дракона.
   Никто не хотел понять своего оппонента, и никто не хотел пойти на уступки. Отчаявшись, они вынесли этот вопрос на обсуждение в Расальхагском парламенте, который потратил на споры драгоценные недели. Как только закончилось бесполезное заламывание рук и спор, принц объявил, что войска Провинции Расальхаг будут защищать те места, где находятся, а войска Провинций Радштад и Скандия усилят Расальхаг и миры, окружающие его, создав «непреодолимую стальную ленту вокруг столицы государства». Принц наложил вето на идею о запросе помощи от соседей, заявив, что Свободная Республика Расальхаг слишком долго ждала, чтобы быть по-настоящему независимым государством. Вопрос о помощи был бы признаком слабости. Генерал Мансдоттир отреагировал на это высказывание довольно мрачно: «Лучше проявить слабость, чем слабо сражаться и ни в чём не сомневаться».
   Вторая волна вторжений Клана Волка полностью оправдала опасения генерала. Для второй волны было выбрано всего лишь шесть миров, все они находились в Свободной Республике Расальхаг. Эти атаки, начавшись через неделю после того, как завершилась первая волна, убедили всех сомневавшихся в том, что Кланы нечто гораздо большее, чем просто новая угроза с Периферии. Милиция на атакованных во второй волне мирах была приготовлена настолько хорошо, насколько это вообще было возможно, но ей на хватало внешней поддержки, из-за паралича, охватившего республику. Все усилия защитников были тщетны и эти миры сдались также быстро и безоговорочно, как атакованные в первой волне.

Вызов Волка

Амбиция – это пламя воли, шпора для коня, и рука несущая сверкающий меч.

Клановское высказывание

Опасайся рыщущих волков –
Они охотятся с холодной уверенностью в себе,
И олень должен спешно бежать от них.

Граффити в виде японского хокку, Расальхагский университет

   В конце мая Клан Волка предложил переработанный план для третьей волны Операции «Возрождение», который привлёк внимание других Кланов. Волки больше не собирались просто участвовать во Вторжении во Внутреннюю Сферу. Они решили возглавить его. Согласно плану, одобренному Ханом Ульриком Керенским, войска Волков получали приказ атаковать одиннадцать миров (а не на шесть, как планировалось ранее), включая и ключевые вражеские укрепления в Свободной Республике Расальхаг и в Федеративном Содружестве. Ключевой задачей плана, доставлявшей наибольшее беспокойство остальным Кланом, было намерение Хана Ульрика Керенского захватить Расальхаг, столицу Свободной Республики Расальхаг.
   Внутри Клана Волка этот план был встречен благосклонно. Воины одобрили ускорение темпа, т.к. получали больше возможностей сражаться. Это особенно понравилось большинству Крестоносцев Клана, поверивших, что точка зрения их Хана изменилась. Сомнения высказала лишь техническая каста. Она отвечала за материально-техническое и транспортное обеспечение армии и была обеспокоена новым планом, т.к. он мог истощить их запасы. Они не понимали, что Хан Ульрик Керенский предвидел их опасения и уже предпринял меры, чтобы предотвратить возможные проблемы.
   План Ульрика за пределами Клана Волка практически единодушно был встречен скептично. Ханы других Кланов считали, что эта схема слишком уж амбициозна. Они надеялись, что переработанный план выполнить не удастся и результате Волки будут с позором дезорганизованны и деморализованы. В то же время они опасались, что неудача Клана Волка может дать врагу шанс перегруппироваться и перехватить инициативу. Некоторые даже настоятельно рекомендовали, чтобы Ханы Клана Волка пересмотрели свою стратегию, которой они придерживались до сих пор. Однако Хан Ульрик Керенский и Хан Гарт Радик твёрдо отстаивали свой новый план, холоднокровно отклоняя все предложенные изменения.
   5 июня 3050 года Клан Волка начал свою третью волну, начав с крупномасштабной переброски Прыгунов, которые перенесли тонны грузов за линию фронта, в глубь вражеской территории. Путешествуя по необитаемым звёздным системам, корабли Клана Волка незамеченными обходили миры Расальхага и Федеративного Содружества. Конечной их целью были пустынные звёзды в системах, находившихся на территории врага на глубине двух-трёх прыжков. Груз был сброшен на орбите вокруг этих бесплодных звёзд, разбросан среди астероидных систем или сброшен на безвоздушные спутники.
   Причина создания этих тайников была проста: сократить линии снабжения для войск Волков, которые были вынуждены действовать в условиях нового графика наступлений. Времени, которое обычно отводилось для пополнения запасов, теперь просто не было. Эта необычная акция иллюстрирует три важных характеристики Клана Волка.
   Первая – Хан Ульрик Керенский решился пойти на большой риск ради осуществления своего плана. Другие Кланы не пошли на риск, возможности попадания технологии Кланов (в случае обнаружения этих тайников) в руки Внутренней Сферы.
   Вторая – эта акция продемонстрировала хорошее взаимопонимание между кастой Воинов и низшими кастами в Клане Волка. Каждый член общества кланов принадлежит тому или иному Клану, а отношения между воинской кастой и их технической, торговой и рабочей кастами сильно отличаются  от Клана к Клану. Торговцы обязаны подчиняться любому приказу отданному воинами Клана, особенно в военное время. Конечно, зачастую можно задержать выполнение приказа, отдав встречное распоряжение, особенно если приказ ставит касту в опасное положение. Способность Хана Ульрика Керенского убедить своих торговцев совершить путешествия так глубоко во вражеское пространство прекрасно говорит о его отношениях с невоинскими кастами своего Клана.
   Третья – тот факт, что Хан Ульрик Керенский, лично занявшись материально-техническим снабжением третьей волны в результате предложил такую необычный и новаторский способ, показал на сколько он отличается от Ханов других Кланов. Его решение было определяющим на следующие два года. Другие Кланы очень редко размещали такие склады, уверенные в том, что на любом мире им понадобится не более одной-двух загрузок боеприпасов. Они так и не поняли, что подобное отношение уже стоило им времени. Они были вынуждены ждать торговые корабли, доставлявшие тыловые запасы к следующему их прыжку. А Клан Волка больше не зависел от подобных миссий.
   Удачно спланированное материально-техническое снабжение и выдвинутые вперёд склады дали Клану Волка так необходимую манёвренность и быстроту реакции, чего требовал от них график. Как и ожидалось, Клану очень пригодилась эта манёвренность, т.к. защитники обороняли свои миры сильнее, умнее и упорнее. Хотя воины-Волки далеко превзошли ожидания своих лидеров, цели были достигнуты высокой ценой – как техники, так и людей. Эта цена могла быть ещё выше, если бы Клан Волка не подготовился бы заранее.

 

Контрмеры

   ИльХан Лео Шоуэрс и Ханы Клана Призрачного Медведя были категорически против плана Хана Ульрика Керенского, они были встревожены первыми успехами Волков. ИльХан Лео был рассержен тем, что план Волков угрожал опережением его Клана Дымчатого Ягуара, что могло ослабить его личное положение как лидера Вторжения. И без того напряжённые отношения между ильХаном и Ханом Ульриком Керенским стали ещё хуже, когда был обнародован план. Хотя ильХан отказывался комментировать пересмотренный план, он все же имел право на его изменение или даже отмену. Вместо этого ильХан выказал своё неудовольствие более закулисными мерами.
   Клан Призрачного Медведя, уже начавший испытывать затруднения в своём «оперативном коридоре» Вторжения, не желал видеть на фоне своих неудач успех Клана Волка. Призрачные Медведи были вынуждены заключить контракт с Кластерами Клана Стальной Гадюки, чтобы подавить восстания на мирах, которые, как считали Ханы Медведей, они покорили раз и навсегда. Более всего Медведей уязвляло то, что они оказались первым Кланом, обратившимся за помощью к резервному Клану. Также усугубляло положение и то, что между этими двумя Кланами была давняя вражда. Когда же Клан Волка, ещё один давний враг, стал обгонять остальные Кланы, в Клане Призрачного Медведя прошла волна шумных протестов.
   Т.к. Расальхаг располагался вблизи оперативного коридора Медведей, они получили право оспаривать право Клана Волка вторгнуться туда. Когда несколькими месяцами ранее, на Совете, состоявшемся на орбите Паулус Прайм, два Клана сравнивали свои планы вторжения, они согласились не трогать Расальхаг до пятой волны. В пятой волне оба Клана стали бы торговаться за право вторгнуться на этот важный мир. Новый план Клана Волка поставил Ханов Медведей перед дилеммой: оспорить право Хана Ульрика Керенского напасть на Расальхаг, уронив свою честь при неудачном торге, или же оставить эту планету Волкам и лишь надеяться, что защитники Расальхага остудят пыл Клана Волка.
   Учитывая вражду этих Кланов и важность цели, решение данной дилеммы сомнений не вызывало. Однако Ханы по-прежнему надеялись ослабить Волков, вынудив их играть в ожидание. В июне Ханы Медведей выпустили коммюнике, в котором они заявили, что хотели бы внутри Клана обсудить сложившуюся ситуацию, и поэтому решение ими будет принято в начале июля, за несколько дней до предполагаемого нападения Волков на Расальхаг. ИльХан с готовностью одобрил эту задержку.
   Эта задержка была проницательным ходом Медведей. Она вынуждала Волков держать в резерве как минимум Галактику на тот случай, если они выиграют торг за Расальхаг, что не позволяло использовать данную Галактику на других направлениях. Это также осложняло Хану Ульрику Керенскому планирование эффективного нападения на эту планету, т.к. он до конца торгов не знал бы, какие силы будут в его распоряжении.
   Некоторые предполагали, что эта задержка была инициирована Ханами Клана Призрачного Медведя по предложению самого ильХана. Если это так, то это является красноречивым сигналом. Вражда ильХана с Волками достигла той точки, когда он стал целенаправленно искать способ навредить Волкам.

Торг

Все восхваляют искусство бэтчелла и торга
Как доказательство нашей любви к миру и традиции.
Предание, Отрывок 118, Стих 3, Строки 11-12

invasion_rasalhague


   4 июля, когда Хан Бьёрн Йоргенссон и Хан Алета Кабрински из Клана Призрачного Медведя были официально приглашены ильХаном Лео Шоуэрсом и Ханом Ульриком Керенским на борт Боевого Корабля КВ "Даер Вульф", домыслы и слухи касательно торга за Расальхаг достигли невероятных размеров. КВ "Даер Вульф" оказался в центре внимания всех Кланов. Все ждали весьма сложного торга, а многие считали, что раздражение и напряжение зайдут настолько далеко, что, независимо от того, кто выиграет торг, проигравший потребует Испытания Обиды.
   Также горячо обсуждался и «предел» (термин при торге, обозначающий абсолютный минимум войск, необходимых для победы над врагом). Самая последняя информация с Расальхага показывала, что у защищающихся было 2-3 фронтовых полка мехов, 4 батальона резервных мехов, необычайно крупный и полный аэрокосмический контингент и более 20 традиционных полков. Было ясно, что нет быстрого и лёгкого пути для того, чтобы поставить защитников на колени. Наблюдатели говорили о численности предела в 5 полных Кластеров, плюс дополнительная поддержка истребителями и боевыми кораблями (для борьбы с огромным аэрокосмическим войском защитников). Также предполагалось, что завоевание Расальхага займёт целых полгода. План Хана Ульрика Керенского, который оценивал время падения Раслахага всего в 4 недели, считался невыполнимым.
   Два офицера из Клана Нефритового Сокола заявили, что независимо от исхода торгов, Клан Волка уже проиграл. Если бы право напасть на Расальхаг выиграли Призрачные Медведи, Волки потеряли бы прекрасную возможность стяжать славу и честь, что выбило бы их из числа лидеров Вторжения. С другой стороны, если бы торг выиграли Волки, то они не сумели бы завоевать Расальхаг так быстро, как намеревался это сделать Хан Ульрик Керенский. Это опозорило бы весь Клан Волка, сделав его объектом насмешек других Кланов.
   Спустя три дня наблюдатели собрались в смотровой комнате, находившейся на боевом мостике КВ "Даер Вульф"  ИльХан уже занял своё место на мостике, в центре огромной голографической арены, где могли встретиться Ханы и начать свой торг под внимательными взглядами наблюдателей. Приход Ханов на мостик предварили знаменосцы обоих Кланов, каждый из которых был одет в маску и церемониальную одежду. На знаменосце Волков была накидка, выделанная из цельной шкуры огромного лесного волка, а знаменосец Призрачных Медведей была одета в униформу, отделанную переливавшимся белым мехом. На её голове был надет угрожающего вида шлем, сделанный из черепа легендарного призрачного медведя, который и дал название этому Клану. Как только по бокам голотанка были установлены внесённые штандарты, свои места заняли Ханы торговавшихся Кланов, также одетые в церемониальные одежды. Т.к. Расальхаг лежал в «оперативном коридоре» Клана Волка, то первым свою ставку сделал Хан Ульрик Керенский, среди наблюдателей сразу же наступила тишина. Он заявил 7 Кластеров, но без поддержки Боевых Кораблей. Его заявка из которой были исключены Боевые Корабли для многих оказалась неожиданностью, но лишь на первых порах.
   Следующие полтора часа наблюдатели стали свидетелями войны нервов, признанной одним из классических примеров торгов в истории Кланов. Торг был яростный, Ханы обоих Кланов, не моргнув глазом, одним нажатием кнопки убирали из заявок целые Кластера. Ни одна из сторон не выказывала ни малейшего беспокойства даже когда заявки упали ниже допустимого уровня в пяти Кластеров, что сильно удивило многих наблюдателей. Когда же торг продолжился, а заявка упала до четырёх Кластеров, стало ясно, что Хан Ульрик Керенский хочет взять Расальхаг любой ценой. Было ясно также и то, что Ханы Призрачных Медведей поняли это, и преднамеренно опускали заявку ниже допустимого уровня, совершенно не заботясь о том, что случится, если эту заявку придётся выполнять им самим.
   Наконец, Ханы Медведей признали своё поражение в торге, покинув арену самодовольно ухмыляясь. Честь напасть выиграл Клан Волка, но сделать это он должен был лишь 3-мя Кластерами. Ханы Медведей были не единственные, кто с удовлетворением встретил итоги торгов. ИльХану Лео Шоуэрсу было очень трудно скрыть свою радость от их исхода.

 

Штурм

   Жалость? Жалость – это что-то вроде молитвы слабого перед сильным. Я безжалостен. Лучшее, на что может надеяться мой противник, – это моё уважение. Если он не заработает моё уважение, то он – не более чем паразит, вредящий общему благу, и относиться к нему нужно соответствующе.
Мехвоин Клана Волка, Расальхагская новостная сеть, 12 июля 3050 года


   Когда 10 июля над расальхагской столицей Рейкьявик взошло утреннее солнце, очень немногие встретили его радостно. Неделей ранее в нескольких пиратских точках появились Боевые Корабли Кланов, вскоре оказавшись на орбите планеты. По всем радиоканалам был послан вызов Хана Ульрика Керенского. Он объявил о своём намерении «захватить контроль над Расальхагом и привести его народ под защиту Клана Волка, воинов, благородных по крови, и истинных последователей воли Великого Совета». Генерал Мансдоттир, командующий обороной Расальхага, отказался сражаться с Кланом по его правилам, ответив Волкам, что «мои войска будут использовать все доступные средства, благородные или весьма подлые, чтобы удержать наш родной дом».
   Следующие два дня клановские корабли, находившиеся на орбите планеты вне эффективного радиуса действия АКИ, нагнетали напряжённость, сохраняя полное молчание. На земле же защитникам Расальхага оставалось только ждать. Окружив Рейкьявик, 1-й Драконий со своим многочисленным аэрокосмическим крылом, батальон из 2-го Драконьего (те, кто уцелел на Вертанди), полк лёгких мехов, пилотируемых престарелыми ветеранами, 2 полка бронетехники и 5 полков механизированной пехоты делали последние приготовления. На юге, на тропическом континенте Истад, 1-й Освободительный, при поддержке дополнительного полка лёгких мехов, полка бронетехники и полка механизированной пехоты, окапывался вокруг города Тир и на укреплённых подступах к базе огневой поддержки "Тир". Ещё дальше на юге, на холодном полярном континенте Хаммерфест, находились 3-й Освободительный, 2 полка танков на воздушной подушке и 2 пехотных полка – они защищали Имир, важный промышленный центр. Мораль среди расальхагских солдат, несмотря на напряжённое ожидание, была на высоком уровне – преимущественно благодаря частым посланиям командующего Мансдоттира. Эти войска получали всё необходимое.
   Командующий Мансдоттир настраивал свои войска на мобильную кампанию, он предполагал начать с изматывания Волков во время их высадки и вероятно вынудить произвести высадки вдали от запланированных точек. Его войска должны были медленно отступать, используя множество засад которые были заранее подготовлены, что бы заставить Волков сполна заплатить за каждый пройдённый метр. От аналитиков клановской тактики Мансдоттир знал, что его главной силой будет его воздушная поддержка. Он правильно рассудил, что Кланы делают упор на наземных войсках, часто действуя без истребителей. Если бы АКИ Мансдоттира, возглавляемые «Летающими драконами», элитным воздушным крылом 1-го Драконьего, получили бы превосходство в воздухе, то Мансдоттир был бы уверен, что оборона Расальхага будет успешной.
   Однако Масндоттир был не дурак и понимал, что его план имеет много слабых мест. Одним из них был фактор, на который он почти не мог повлиять: здоровье его воинов. Каждый июль из расальхагских тропиков приходил новый вирус гриппа «Фенрис». Этот грипп, плод постоянной мутации смертоносной инфекции «Фенрис», почти всегда приводил к серьёзному подрыву здоровья, правда, без смертельных исходов.
   Инфекция и болезнь солдат перед лицом вторжения Клана были для командующего кошмаром, к 1 июля они стали самой настоящей явью, когда заболела почти треть защитников Тира. Когда Мансдоттир для предотвращения распространения гриппа был вынужден наложить строгие ограничения на перемещения по тропикам, это создало проблемы для материально-технического снабжения и сделало невозможным ему лично наблюдать за защитой Тира.
   8 июля, вскоре после полудня, генерала Мансдоттира достигло известие о том, что в атмосферу планеты начали входить Шаттлы Волков. Предположительные траектории предсказывали, что клановские войска устремлялись, как и ожидалось, к 3-м отдельным целям. Компьютерное построение указывало на то, что две группы вражеских шаттлов намеревались высадиться, как и ожидалось, вблизи Тира и Имира. Однако 3-я группа направилась не к Рейкьявику, а к Асгарду.
   Асгард, небольшой город в 200 км к северу от Рейкьявика, был двумя годами ранее выбран Свободной Расальхагской республикой в качестве новой столицы государства. Однако строительство пока ещё не было завершено, и на север не было переведено никаких важных учреждений. Генералу посчитал, что Волки сильно просчитались, послав войска не на тот город. Мансдоттир поспешно отдал приказ войскам занять новые оборонительные позиции в 75 км севернее. Драконы и большинство его тяжёлых войск были выстроены в линию чуть южнее реки Кларёвен, а с севера их защищали дремучие леса заканчивающиеся Йотунхейменскими горами.
   Защитники не знали, что Хан Ульрик Керенский по совету Фелана Волка, разработал искусный план, в основе которого лежало использование слабых мест Расальхага. Имелось две причины, по которым он выбрал Асгард в качестве точки высадки для шаттлов и десантирования ОмниМехов своего великолепного 4-го Волчьего Гвардейского Кластера. Во-первых, эта точка высадки уберегала их от затяжного сражения с «Летающими драконами». Высадившись, 4-й Волчий Гвардейский должен был использовать леса и горы, лежащие между Асгардом и столицей в качестве прикрытия от истребителей, ведущих атаки на бреющем полёте. Вторая причина Хана Ульрика Керенского не касалась военной стратегии и была рассчитана на человеческую психологию.
   Пока 4-й Волчий Гвардейский прокладывал себе путь на юг от Асгарда, цель вторжения переместилась от Рейкьявика к Тиру и Имиру. 279-й Боевой Кластер высадился к западу от Тира и его защитников. Все надежды 1-го Освободительного на то, что плотные джунгли воспрепятствуют продвижению, рассыпались, как только клановские ОмниМехи и Элементалы прошли сквозь них так, как будто родились в них и знали всё входы и выходы, и оказались у позиций полка. Последующее сражение за Тир стало немыслимой пародией на «кошки-мышки»: небольшие, хаотично перемещавшиеся подразделения выходили из джунглей, яростно атаковали, а затем опять исчезали в джунглях. 12 июля защитники, всё ещё борясь с гриппом, были выбиты со своих позиций у Тира.
   Новости с южного полюса были ещё хуже. 352-й Штурмовой Кластер Галактики Бета – вклад Хана Гарта Радика во Вторжение – высадился к западу от Имира и сразу направился к городу. Ни метели, ни полярная ночь не замедлили продвижение 352-го. Их ОмниМехи были оснащены лучевым оружием, на который зимняя погода никак не влияла, что позволило Волкам нанести защитникам Расальхага ужасающие потери. 12 июля остатки 3-го Освободительного и его вспомогательные полки были вынуждены покинуть предместья Имира и приготовиться к последнему, безнадёжному противостоянию.
   Как только по общественным СМИ разнеслись новости о неминуемом падении Тира и Имира, народом Рейкьявика завладело отчаяние. И хотя столица не подвергалась непосредственной опасности, большинство понимало, что эти два города были обречены. Как только они падут, нападавшие, несомненно, устремятся к Рейкьявику. Генерал Мансдоттир приказал Драконам прервать контакт с 4-м Волчьим Гвардейским и как можно быстрее вернуться в город. Хотя их тактика замедлила продвижение противника к городу и дорого обошлась ему, Драконы были нужны защитникам для последнего боя. Выборный принц Магнуссон, после нескольких дней мучительного раздумья, решил бежать. Несмотря на очевидную агонию бросаемого им народа, его решение оставить Расальхаг было предсказуемым. Всего несколькими годами ранее Хаакон Магнуссон был известен как «Серебряный лис», будучи самым любимым партизанским лидером, сражавшимся с Синдикатом Дракона за независимость расальхагских миров. Он был известен своей тактикой булавочных уколов и своей способностью избегать пленения. Когда же эта война закончилась и миры Расальхага стали независимыми, его народ сделал этого обаятельного воина своим первым Выборным принцем – эта честь раздула его эгоизм, который и без того был велик.
   Партизанский опыт и эгоизм убедили принца Магнуссона покинуть Расальхаг. Он верил, что если он останется и будет схвачен Волками, сопротивление республики захватчикам тут же исчезнет. Было решено, что лучше сейчас бежать и оставить своё государство как очаг сопротивления Кланам, чем остаться и погибнуть смертью героя.
   В утренние часы 13 июля Выборный принц поднялся на борт Шаттла и вместе со своими ближайшими советниками покинул Расальхаг на Скандинаве, своём Прыгуне класса Star Lord. Чтобы обеспечить безопасность своего лидера, генерал Мансдоттир специально выделил целое аэрокосмическое крыло из «Летающих драконов», чтобы эскортировать Шаттл принца. Как только Шаттл объявился в атмосфере, его тут же окружили истребители Волков. Они не атаковали Шаттл, зная, что фанатичные истребители Драконьего полка готовы наброситься на любого. Казалось, что их вполне устраивало просто сопровождать Шаттл к его месту стыковки со Скандинавом.
   Мансдоттир и Магнуссон понятия не имели о том, что все действия Клана – от устрашения Асгарда до сопровождения истребителями Волков шаттла Выборного принца – было частью тщательно разработанного плана, который очень быстро приведёт к падению Расальхага. Принуждение Выборного принца покинуть планету было ключом этого плана. Хан Ульрик Керенский знал, что если Магнуссон будет пленён или убит, это воодушевит защитников, превратив их потенциальную силу в армию фанатиков, готовую любой ценой отомстить за своего лидера. Магнуссону нужно было «бежать», чтобы план осуществился.
   Высадка 4-го Волчьего Гвардейского вблизи Асгарда позволила Выборному принцу ощутить потенциальную опасность и пока ещё давала ему время бежать. Хан Ульрик Керенский правильно предположил, что Выборный принц соберёт огромный эскорт из лучших истребителей  для своей защиты и это нейтрализует грозную воздушную поддержку Драконов. Огромное число истребителей Волков терпеливо следовало с Выборным принцем и его окружением, чтобы убедиться, что как только Выборный принц окажется в безопасности, «Летающие драконы» подумают дважды о возвращении на Расальхаг, т.к. это опустошит топливные баки и понесут огромные потери. Как и ожидалось, «Летающие драконы» прыгнули вместе со Скандинавом.
   Воины и граждане Расальхага были опечалены зрелищем побега своего принца, но его уход не подорвал их решимости сражаться. Когда на следующее утро войска Волков начали полномасштабные атаки, защитники Тира и Имира смирились с неизбежным. Через несколько часов Имир пал, остатки 3-го Освободительного были вынуждены сдаться или рассеяться в арктических пустошах. В Тире же большая часть 1-го Освободительного была уничтожена. Те немногие, кто выжил, бросили город и отступили к укреплённым подступам базы огневой поддержки "Тир", и прежде, чем всё-таки сдались, выдержали месячную осаду.
   Подразделения Волков, брошенные на Имир и Тир, сразу же погрузились на свои шаттлы и направились к Рейкьявику. Они столкнулись с оборонительными войсками состоявших из 2-х почти полных полков мехов и большей части из двух полков Драконов при поддержке танкового, пехотного и артиллерийского полков. Защитники стали впадать в фанатизм.
   Это очень обеспокоило Хана Ульрика Керенского. За последние месяцы он приучил себя уважать готовность воинов Внутренней Сферы умереть, когда пленение становилось неизбежным. Ему не хватало времени и желания устраивать кровопролитное сражение типа «стенка на стенку» с людьми, предпочитавших смерть плену. Казалось, выбора нет, особенно после того, как эмиссары, посланные с предложением сдаться на почётных условиях, едва не погибли от рук воинов Драков, если бы не вмешался генерал Мансдоттир.
   С огромной неохотой Хан Ульрик Керенский 15 июля отдал Волкам приказ атаковать Рейкьявик. Ярость сражения далеко превзошла худшие предположения Хана Ульрика Керенского. Драконьи полки перевели сражение на улицы Рейкьявика, не посчитавшись с ценой жизней граждан города. Такая опрометчивость расальхагских защитников, особенно Драконов, привела к тому, что Волки столкнулись с таким массовыми жертвами, которых до сих пор не встречали. Воины-Волки реагировали схожим образом, возводя безжалостность на новый уровень, т.к. они не понимали, как эти войска могли так бессердечно уничтожать город, который они поклялись защищать, и до сих пор считать себя воинами с чувством чести. Воины-Волки считали своих противников ненормальными, недостойными чести находиться на поле боя. Никто не проявлял жалости и никто не ожидал её проявления.
   Спустя два дня Хан Ульрик Керенский совершил поездку к остаткам Рейкьявика. То, что он увидел, было настолько ужасным, что заставило содрогнуться и самые закалённые сердца. Более 70% городских строений было безвозвратно уничтожено. Центральный городской парк, некогда славившийся своим буйно росшим лесом, фонтанами и озёрами, сейчас выглядел как луна, изрытая кратерами. Здание Риксдага, где некогда правительство принимало законы, превратилось в адское кладбище с почерневшими остовами последних мехов Драконов.
   Расальхаг принадлежал Клану Волка. Эта битва стала одним из тяжелейших сражений, в которых до этого момента участвовали  Волки. Как можно быстрее разместив здесь посредников из КомСтара, Хан Ульрик Керенский вернул своих воинов на Прыгуны.
   Как только все три атаковавших Кластера вернулись на орбиту, Хан Ульрик Керенский уделил особое внимание решению вопроса по будущему управлению Расальхагом. Он понимал, что принятие Расальхагом оккупации Кланом Волка будет ключом к сохранению контроля над другими завоёванными мирами. Его не смущало то, что он предлагал назначить на важные административные посты тех, кто всего несколько дней назад сражался против Клана Волка. Главой совета была выбрана командующий оккупационным войском Волков, Николь, пожилой, но хитрый ветеран Галактики Эпсилон.
   Лишь 25 июля Хан Ульрик Керенский, убедившись, что всё в порядке, покинул Расальхаг. Победа на Расальхаге стала доказательством того, что Клан Волка больше не собирается быть на последних ролях.

 

Волк рвётся вперед

Настанет день, и наш народ будет стоять
На земле Терры, готовый восстановить
Звёздную Лигу своими сердцами и руками.
Но кто будет во главе? На чьих плечах
Будет лежать эта ноша? Ответом станет испытание;
Испытание – это наше путешествие. Какой Клан
Продолжит свой путь сквозь варваров,
Чтобы достигнуть легендарной колыбели всех нас,
Тот и станет инструментом возрождения Звёздной Лиги.
На троне Звёздной Лиги будет сидеть
Мудрейший Хан этого Клана. Так должно быть – и так будет.

- Предание, Отрывок 72, Стих 22, Строки 14-24

   После очередной волны завоеваний Кланы, проводили как обычно: закреплялись на своих новых владениях, давали возможность отдохнуть войскам и подтянуться линиям снабжения, чтобы пополнить запасы Кластеров. Хотя такое затишье в действиях и было не обязательным, но лидеры всех четырёх Кланов согласились с его целесообразностью.
   В это время все были шокированы тем, что ильХан и Ханы Кланов Призрачного Медведя, Нефритового Сокола и Дымчатого Ягуара восприняли новости середины июля о начале Кланом Волка очередной серии вторжений. Эти новости подтвердили предположения многих, видевших торг за Расальхаг, что Хан Ульрик Керенский решил стать пожизненным ильХаном, а его Волки – ильКланом, достигнув Терры первыми и воплотив мечту Николая Керенского. ИльХан Лео Шоуэрс протестовал против «поспешных действий Клана Волка» и заявил, что Клан Волка ставит под удар всё Вторжение, но он мог лишь выражать недовольство этим. Клан Волка не выказывал неповиновения каким-либо приказам и не нарушал клановских традиций. На самом же деле стремление обуздать амбиции Клана Волка само по себе нарушало одно из основных принципов клановского общества.
   ИльХан попытался замедлить продвижение Клана Волка, не позволив использовать для высвобождения фронтовых подразделений от оккупационных задач Временные Гарнизонные Кластера (ВГК). Он заявил, что ВГК не являлись частью торгов при Вторжении. Это и на самом деле было так, но эти административные, в сущности, подразделения традиционно участником торгов и не являлись. Это решение было оспорено Ханами Волков, указывавших на то, что ильХан уже и так одобрил использование ВГК в своём собственном Клане Дымчатого Ягуара. Ханы Клана Нефритового Сокола также потребовали переброски ВГК в зону оккупации. Нефритовые Соколы сказали, что ВГК станет тем средством – за исключением добавления во Вторжение дополнительных Кланов, – благодаря которому можно будет идти вровень с Волками. ИльХан неохотно согласился с мудростью этих аргументов и в конце августа одобрил требование Клана Волка. Уже через несколько дней первый ВГК Волков занял удерживаемые Волками миры – а это означало, что Хан Ульрик Керенский вызвал ВГК с клановских домашних миров несколькими месяцами ранее. В итоге для интеграции расальхагского населения в клановское общество было призвано на помошь двадцать шесть ВГК Волков.
   Волна вторжений Волков, начавшаяся в середине июля и завершившаяся в октябре нападением на Радштадт, оказалась возможной только благодаря постоянному вниманию Хана Ульрика Керенского к логистике и линиям снабжения. Он увеличил поток запасов из Домашних Миров и разработал программу расширения логистики (ПРЛ). Это было официальное название для сбора и поставки всевозможных запасов с завоёванных миров. Большинство частей для техники нельзя было найти во Внутренней Сфере, но вполне возможно было найти и использовать провиант, простые машины и одежду. Вскоре – хоть и выглядело это довольно необычно – всё чаще можно было увидеть, как техники Клана Волка перевозили оружейные контейнеры ОмниМехов в грузовиках «Дефианс», или  воина Клана Волка в плаще из Внутренней Сферы. Хан Ульрик решил, что ПРЛ не превратится в грабёж планетарного масштаба. Владельцы товаров, годных для Клана Волка, получали расписки, которые бы погашались идентичными товарами равной или большей ценности сразу же по их прибытии с клановских миров. И хотя остальные Кланы признавали, что ПРЛ высвобождала ценное транспортное пространство для перевозки большего числа оружия и технического снаряжения из Домашних Миров, большинство из них отвергло идею использования средств «коррумпированной» Внутренней Сферы.
   Реакция Внутренней Сферы на новую волну вторжений Волков была смешанной. Несмотря на запрет на связь, новости об ужасающем падении Расальхага и уничтожении боевыми кораблями Дымчатых Ягуаров города Эдо на планете Тартл Бэй распространились очень быстро. Это привело к тому, что некоторые миры оказывали лишь символическое сопротивление, позволив местным правительствам перед сдачей сохранить хоть подобие собственного достоинства. На иных же мирах защитники шли на огромный риск, далеко превосходивший необходимую защиту.
   К этому моменту оборона Внутренней Сферы распалась на две отдельные тактические категории. Обе для достижения успеха используют особенности тактики Кланов.
   «Оборона Замка» предназначена для защиты того, что защитники считают наиболее вероятной целью, с одной или несколькими статичными оборонительными линиями. Будучи атакованными, защитники выгодно используют нежелание Кланов давить врага численным превосходством и быстро подтягивают в область вторжения резервные подразделения.
   «Бандитская оборона» разбрасывает защитников по всей территории подразделениями размером с роту, где они могут успешно пользоваться спрятанными запасами. «Бандитская оборона» использует склонность Кланов при поиске врага развёртывать свои войска отдельными Звёздами для охвата максимально возможной территории. Защитники, если повезёт, внезапно налетают на отдельную Звезду, подавляют её своим численным превосходством, а затем скрываются, прежде чем появится подкрепление.

Тира из Расальхага шла вперёд,
Воодушевляя своим  примером летающих «Драконов»,
Застыв в бронзе. Женщина-воин, чьи руки
Не знали домашнего очага,
В искусстве войны она была искусна и умела
Летать быстрее ветра и сражаться там,
Где пустота вечна, а жизнь – мимолётна.

- Предание, Отрывок 294, Стих 8, Строки 17-23

   Радштадт, с его процветающей экономикой и колоссальной агрокультурной и аквакультурной индустрией, занимал в умах и сердцах народа Свободной Республики Расальхаг место почти такое же дорогое, как и сам Расальхаг. Эта планета была политически и стратегически важна, и поэтому стала для Клана Волка испытательным полигоном. Вторжение на Радштадт завершилось через полгода бесконечных сражений. Этот мир стал тем местом, где Хан Ульрик Керенский окончательно убедился в том, что его войска способны действовать эффективно не отдыхая каждые два месяца.
   Основной защитой Радштадта были тяжёлые Мехи 4-ых Драконов, подразделения ветеранов под командованием оверсте Карла Слейпнесса. Он планировал помешать атаке, выслав на упреждение большую часть своих АКИ, которые должны были помешать высадке Клана, а затем нанести удар по Волкам на земле, используя для этого тактику «бандитской обороны». Местность была для этого подходящей. Земля вокруг столицы - Мюнхена, была холмистой и покрыта густыми лесами, одновременно этим были ещё две важные детали – это бурная река пересекающая город и острова. Оверстез знал, что рассчитывать на помощь не приходиться; Волки же считали, что на Радштадте, вероятно, находится элитное 1-е АэроКрыло Драконов (которое вместе с Выборным принцем покинуло Расальхаг), готовое вступить в бой. На самом же деле этого аэрокрыла на Радштадте не было, его приводили как подразделение, без вести пропавшее во время боевых действий.
   Разумно опасаясь сил этого аэрокрыла, Командир Галактики Конал Уорд решил высадиться вдали от Мюнхена. Его Красный Кешик, в сопровождении 11-го Волчьего Гвардейского Кластера, высадился в 300 км к западу от столицы, вблизи небольшого фермерского хозяйства Варберг, а 37-й Ударный Кластер высадился на острове Фроя, более чем в 500 км от Мюнхена. Командир Галактики рассчитывал избежать генерального сражения, особенно с АКИ и тяжёлыми Мехами 4-ых Драконов, и подойти к городу с разных сторон. Он надеялся, что это помешает защитникам скоординировать свою оборону и они не смогут остановить быстро приближавшиеся войска.
   В день высадки передовые части 11-го Волчьего Гвардейского Кластера были атакованы ротой тяжёлых частей Драконов при поддержке полка механизированной пехоты. Сражение запомнилось несколькими кровопролитными перестрелками. Сначала показалось, что поле боя останется за защитниками, но Звезда Элементалов обнаружила систему дренажных коллекторов, которой можно было воспользоваться. После доклада командирам о своей находке эта Звезда вошла в штольни и спустя некоторое время, вышла на поверхность позади Драконов. Внезапное появление Элементалов вызвало неразбериху в тылу Драконов. Ещё одна Звезда Элементалов воспользовавшаяся дренажными коллекторами только усилила хаос. Через несколько минут защитники были выбиты со своих позиций, отступив с тяжёлыми потерями.
   У 37-го Ударного Кластера их первый контакт прошёл легче. Хотя их постоянно изматывали истребители и ракетные катера, Волки упорно продвигались с западного направления по группе островов расположенных на морском мелководье. Их продвижение остановилось, когда находившиеся на орбите Шаттлы сообщили, о группировке тяжёлых Мехов на берегу впереди. Защитники особенно хорошо закрепились вокруг рыбацкой деревеньки Кьякан, места, в котором цепочка островов, по которой двигался Кластер, находилась ближе всего к материковой земле.
   Сложившаяся ситуация поставила перед дилеммой Звёздного Полковника Маркоса Радика, командира 37-го, решение которой выходило за рамки его офицерской подготовки. Хотя воины Кланов практически идеальны и не имеют себе равных, их опыт боев в нестандартных условиях минимален – а всё потому, что дуэли и Испытания в Кланах обычно проходят в тактически простых условиях местности вроде долин, холмов, лесов и т.п. Когда же Кланы вторглись во Внутреннюю Сферу, они часто оказывались на местности, которую можно было назвать как угодно, но только не стандартной и этот фактор часто давал преимущества их противникам, этим также можно объяснить большинство из тех немногих случаев, когда Кланы терпели поражение.
   Тем временем 11-й Волчий Гвардейский продолжил своё упорное продвижение вперёд. Отдельные Звёзды несколько раз попадали в засады, устроенные ротами Драконов и вспомогательными подразделениями, но в целом Кластер постоянно теснил защитников к Мюнхену. В Тонсберге Элементалы 11-го Волчьего Гвардейского Кластера обошли Драконов с флангов и, опрокинув их порядки, победа в этот день была за ними. 11-ый Волчий Гвардейский Кластер двигался настолько быстро, что оверсте Слейпнесс был вынужден снять войска с кьяканских позиций для усиления обороны западного части Мюнхена.
   Звёздный Полковник Маркос Радик незамедлительно воспользовался этим неожиданным подарком судьбы, начав атаку на побережье. Действия Звёздного Полковника Радика доказали, что хоть сложившаяся ситуация в какой-от момент сбила с толку 37-й, но тем не менее Кластер с типичной клановской доскональностью и отвагой очень быстро адоптировался к сложившейся ситуацией. Истребители Волков на бреющем полёте начали атаковать защитников Кьякана. Элементалы закрепились и поехали на ОмниМехах через глубоководье. Патрульные катера Радштадтского военно-морского флота попытались сбрасывать на шедших под водой Мехов глубинные бомбы, но большинство из катеров было уничтожено истребителями Волков до того как они успели что либо сделать.
   Как только Мехи Волков появились над водой и зашагали к берегу, Элементалы спрыгнули с них и, используя свои прыжковые двигатели, стали сближаться с противником. Сначала защитники сочли Элементалов не стоящими внимания целями и сумели перекрёстным огнём нанести ОмниМехам серьёзный урон. Но Мехи продолжали появляться из воды, число Элементалов стало расти, инициатива постепенно перешла в руки Клана. Сражение закончилось, когда Звезда Элементалов прорвалась сквозь береговую линию обороны и уничтожила подвижной штаб, который координировал оборону. Драконы были вынуждены отступить.
   Оверсте Слейпнесс приказал всем своим войскам на максимальной скорости отходить к Мюнхену. Он надеялся укрыться за несколькими оборонительными линиями и как можно дольше защищать столицу, но скорость приближения Мехов и Элементалов Волков не позволила защитникам устроить сколько-нибудь серьёзную оборону периметра.
   9 октября оборонительные позиции оверсте Слейпнесса были прорваны в нескольких местах. В этот момент он хотел сдаться, но правительство и религиозные лидеры заявили о своём желании продолжить сражение до конца. К концу октября наконец наступил конец этому ожесточённому сражению. Немногие из Драконов пережили этот холокост, который был очень похож на разрушение Расальхага.
   Теперь Радштадт принадлежал Клану Волка.

Тира и её воины сражались
Над Радштадтом подобно безумным демонам.
Когда её истребитель был подбит нашими,
А жизнь её растворялась в бесконечной ночи,
Она решила погибнуть
И направила свой истребитель как копье
В Матёрого Волка, взяв как изорлу
Жизнь нашего могучего ильХана. Воспойте нашу потерю, воины!
Воспойте и Тиру,
Хотя она и  враг, её отвагу  никто не может отрицать.

- Предание, Отрывок 294, Стих 8, Строки 24-33

Вторжение - Вмешательство Судьбы

   Новость о том, что Радштадт взят Кланом Волка, разъярила ильХана Лео Шоуэрса. Он надеялся, что полки Драконов как-то сумеют нанести поражение Волкам и приостановят наступление Хана Ульрика Керенского. К концу октября 3050 года Клан Волка захватил почти вдвое больше миров Внутренней Сферы, чем Нефритовые Соколы и его собственные Дымчатые Ягуары. С Кланом Волка мог сравниться лишь Клан Призрачного Медведя, но он был вынужден выделить часть своих сил для усмирения мощного партизанского движения на захваченных мирах, т.к. Медведи, ослеплённые типичными для Крестоносцев предубеждениями к Внутренней Сфере, не видели никого полезного среди недавно покорённых врагов. В свою очередь Клан Волка для достижения своих целей на захваченных мирах использовал местных политических и военных лидеров, тем самым подавив в зародыше большинство мятежей. 
   ИльХан стремился сохранить лицо перед собравшимися Кланами. Во Вторжении участвовало лишь пять Кланов, но в театре военных действий присутствовали все 34 Хана, напряжённо наблюдая за каждой кампанией. ИльХан приказал, чтобы 1 ноября на борту КВ "Даер Вульф" был созван Великий Совет. ИльХан, вероятно, пытался обуздать Волков, сместив или, по меньшей мере, осудив Хана Ульрика Керенского.
   В свою очередь Хан Ульрик Керенский направил ильХану два проницательных требования. Во-первых, он потребовал, чтобы Ханы других Кланов прибыли на кораблях, по размерам меньших КВ "Даер Вульф", чтобы возможные шпионы, имевшиеся в системе, не смогли понять что происходит и не попытались напасть на собравшихся глав Кланов. На самом же деле Хан Ульрик Керенский не хотел, чтобы другие Ханы привезли с собой крупные силы. Он хотел избежать междоусобицы, если ильХан и Ханы будут чем-нибудь разъярены. Во-вторых, он потребовал, чтобы встреча состоялась в системе Радштадта. Это было место важной победы Клана Волка, а сама система находилась во Внутренней Сфере глубже других. ИльХан одобрил эти требования, хотя причины его согласия не понятны. Вероятнее всего, ильХан был настолько убеждён в успехе своего плана, что он позволил Хану Ульрику Керенскому действовать по своему усмотрению, наверняка, Великий Совет созывался для чего-то большего, нежели было изначально заявлено.
   ИльХан не суждено было присутсвовать на этом Великом Совете. КВ "Даер Вульф" появился в Радштадте всего за несколько часов до того как ильХан должен был открыть Великий Совет, неожиданно Боевые Корабли Кланов были приведены в боевую готовность.
   Спустя всего несколько минут после появления в системе флагмана Кланов, в системе появились Прыгун класса Star Lord и три Прыгуна поменьше класса Scout, которые мгновения спустя стали выпускать истребитель за истребителем.
   Это было аэрокрыло 1-ых Драконов. Когда Прыгун "Скандинав", нёсший Выборного принца и аэрокрыло Драконов, покинул расальхагское пространство, экипаж и его пассажиры решили, что Волки начнут их преследование. Чтобы избежать плена, Выборный принц решил, путешествуя только лишь по необитаемым звёздным системам, улететь на Радштадт, столицу провинции. Это был хороший план, но из-за двух поломок – в двигателе и в энергетических модулях корабля – они задержались, потратив несколько недель на ремонт.
   Для "Скандинава" увидеть клановские Боевые Корабли, возглавляемые громадным КВ "Даер Вульф",  было шоком – для Кланов видеть "Скандинава" и его сопровождавших было таким же шоком. Сдача в плен рассматривалась, но она была отвергнута в силу необходимости спасти Выборного принца из неожиданной ловушки. У "Скандинава" имелся хороший шанс спастись, т.к. его литиевые батареи, полученные Выборным принцем от НАИН, имели достаточно энергии, чтобы "Скандинав" выпрыгнул из системы Радштадта.
   В момент когда аэрокрыло Драконов только стало покидать свои Шаттлы, они уже не имели никаких иллюзий. Они знали, что это билет в один конец. У них нет шансов вернуться на "Скандинав" раньше, чем он выпрыгнет из системы. Целью истребителей майора Кнута Бернадотта, командира «Летающих Драконов», сразу же стал КВ "Даер Вульф"  Он был самым крупным и ближайшим Боевым Кораблём и уже разворачивал свои громадные пушки на "Скандинава".
   Сражение по ярости можно было сравнить с битвой на Расальхаге. «Летающие драконы» сумели безнаказанно сделать один заход на КВ "Даер Вульф"  т.к. пилоты Золотого Кешика были не готовы к сражению.
   Заградительный огонь орудий "Даер Вульфа" оказался неэффективным. Однако во время этого захода КВ "Даер Вульф" был нанесён минимальный ущерб – были немного повреждены его внутрисистемные двигатели и лётные палубы.
   Истребители Золотого Кешика отважно набросились на врага, вскоре завязав с «Летающими Драконами» тяжёлый бой. Истребители с других клановских боевых кораблей также вступили в бой. Момент «Летающими драконами» был упущен, и они были вынуждены постоянно перегруппировываться, всякий раз становясь всё ближе к "Скандинаву".
   Неожиданно "Скандинав" стал растворяться в мерцании успешного прыжка. Вид медленно исчезавшего Прыгуна воодушевил «Летающих драконов», и они начали последнюю атаку. Клановские пилоты моментально отошли от растворявшегося Прыгуна, и «Летающие Драконы» тут же воспользовались этой возможность. Семь истребителей Драконов проскочили к КВ "Даер Вульф".  Подробное изучение гололент и ростер Драконов представленный КомСтаром, позволили определить, что эти семь истребителей возглавляла Каптен Тира Мираборг, дочь генерала Тора Мираборга. Её истребители дважды обстреляли на бреющем полёте флагман Кланов, прежде чем большинство из них было уничтожено орудиями корабля или истребителями.
    Истребитель Shilone Тиры Мираборг был сильно поврежден. При обычных обстоятельствах, вероятно, она бы его увела и попыталась спасти себя, однако данные обстоятельства были совсем не обычными. Гололенты сражения ясно показали, что отважная Тира преднамеренно направила свой подбитый истребитель прямо в КВ "Даер Вульф". Траектория её полёта не была вызвана безысходностью, как позднее заявляли некоторые клановские офицеры. Прорвав последние линии обороны КВ "Даер Вульф",  её истребитель ударился в корпус корабля и взорвался. Она попала в самую уязвимую точку Боевого Корабля – в мостик. В момент взрыва в голотанке мостика находились Хан Ульрик Керенский и ильХан Лео Шоуэрс, а также большинство старших офицеров КВ "Даер Вульф", наблюдавших за ходом сражения.
   Удар проломил борт массивного корабля, ломая переборки как картон. В этот момент Анастасиус Фохт и Фелан находились всего в нескольких шагах от мостика. Поднявшись на ноги, они помчались на мостик, но увидели, что переборки ведущие на мостик, с целью предотвращения разгерметизации были закрыты. Хотя Фелан был всего лишь связанным, проявился его опыт управления, полученный во время воинской подготовки, он принял на себя командование, решив достичь мостика и спасти уцелевших. Он сумел отключить аварийные системы корабля и открыть люк на мостик.
   Большая часть истребителя испарилась при ударе о внешнюю бронированную обшивку флагмана, но выброс энергии пробил в мостике дыру размером с кулак, осыпав мостик смертоносной шрапнелью. Обшивка вокруг дыры, ослабленная ударом, в любой момент могла развалиться.
   Забравшись в герметичный костюм, Фелан стал обследовать мостик , отыскивая уцелевших. Он вытащил из-под обломков Хана Ульрика Керенского и передал его поджидавшим медикам. Он нашёл ещё одного уцелевшего и как-то сумел дотащить его до мостика, прежде чем переборка лопнула. Лишь позже стало известно, что ильХан Лео Шоуэрс, Хан Ханов, погиб – его тело оказалось вытянутым в безвоздушное пространство.

   Внимайте мне, гордые носители слов Великих Керенских, я должен поведать вам о трагедии. Погиб наш лидер. Лео Шоуэрс, Хан Ханов, лидер благородного Клана Дымчатого Ягуара, командовавшего теми, кто должен будет поднять Звёздную Лигу из пепла, более не существует. Пока носите траур, но не из-за утраты его физического присутствия – его кровное наследие будет течь в венах бесчисленных яростных воинов будущих поколений, пока не пришёл приказ отомстить за его несвоевременную смерть.

- Из приказа-обращения Хана Бьёрна Йоргенссона, Клан Призрачного Медведя

Вторжение - Год Мира и Страха
   Гибель ильХана Лео Шоуэрса ошеломила Кланы. Когда собрался Великий Совет, он решал лишь один вопрос – как реагировать на гибель ильХана.
   Большинство Ханов хотели начать полномасштабное наступление, чтобы наказать Внутреннюю Сферу за гибель ильХана. Когда Ульрик спросил, на кого и как они собираются нападать, большинство поняло, что в гибели ильХана по-настоящему был виноват только один человек. Если бы ситуация была иной, и Тира Мираборг была членом Кланов, её бы прославляли как героя.
   Тогда Хан Перигард Зелман из Клана Стальной Гадюки указал на то, что перед собравшимися стоит гораздо более важная проблема. Без ильХана, разрешавшего споры и направлявшего Вторжение, Кланы находятся в опасности утраты взаимодействия и единства которого они достигли. Они должны выбрать нового ильХана, но для этого требуется участие всех воинов имеющих Родовые Имена из всех Кланов. Ханы и воины с Родовыми Именами пяти вторгавшихся Кланов должны были вернуться на Страну Мечты и созвать Великий Совет для выбора нового лидера.
   Многие опасались, что подобное решение сделает Кланы уязвимыми для контратак. В конце концов большинство согласилось с тем, что Внутренняя Сфера находится не в том положении, когда можно начинать наступление и отбирать потерянные миры, даже с учётом вероятности, что они поймут, что в зонах оккупации нет большей части элитных войск Кланов. ВГК находились на многих мирах вот уже несколько месяцев, и воины без Родовых Имён достаточно компетентны, чтобы держать ситуацию под контролем.
   Кланы попросили КомСтар помочь им скрыть своё отсутствие. В коммюнике к Примасу Уотерли Совет потребовал, чтобы за оккупационными правительствами завоёванных миров присматривала КомГвардия, а также чтобы она незамедлительно сообщила о проявлении лидерами Внутренней Сферы признаков подготовки к наступлению. Примас с готовностью согласилась, уверенная в том, что это лишь укрепит её власть на оккупированных мирах.
   1 декабря воины с Родовыми Именами из всех пяти Кланов встретились на Паулюс Прайм и начали долгое путешествие в свои Домашние Миры. Во Внутренней Сфере они отсутствовали почти год.
   И Федеративное Содружество, и Синдикат Дракона перехватили зашифрованный приказ-отзыва, переданное Ханами своим воинам с Родовыми Именами, но не очень поняли, о чём идёт речь. Тем временем, избежав интердикта КомСтара на связь, в остальную Внутреннюю Сферу постепенно просочились сообщения о том, что фронт покидают элитные войска Кланов. Поначалу эти новости были встречены с большими опасениями – большинство истолковывало их так, будто Кланы намереваются новое начать наступление с неожиданного направления. Периферия стала готовиться к новому наступлению.
   Но никакого нового наступления Кланов не произошло. Некоторые генералы Внутренней Сферы хотели воспользоваться преимуществом видимого временного затишья и немедленно начать своё собственное наступление, они были уверены, что как-то сумеют победить оставшиеся клановские войска и удержат то, что сумеют отобрать. Однако их пыл остудили, указав на то, что неожиданное затишье нужно использовать для отдыха и пополнения войск и поиска новых путей нанести врагу поражение.
   Дальше всех в попытке переподготовить армии Внутренней Сферы пошёл Джейми Вульф, командующий «Волчьих Драгун». В январе 3051 года он собрал на планете Аутрич лидеров всех Великих Домов. Здесь он сделал потрясшее всех заявление, что изначально «Волчьи Драгуны» были членами Клана Волка, посланными Великим Советом во Внутреннюю Сферу для разведки. Полковник Вульф заявил, что «Драгуны» намерены противостоять Вторжению Кланов и готовы предоставить любую помощь – от обучения до разработок ОмниМехов ради того, чтобы увидеть поражение Кланов.
   Большинство из собравшихся лидеров – особенно Федеративного Содружества и Синдиката Дракона – приняли это предложение. Они добровольно подвергли себя, своих помощников и даже своих наследников напряжённому и довольно опасному обучению. Они поняли, как думают и как сражаются воины Кланов. Они также договорились о взаимном доверии друг к другу, чтобы нанести Кланам поражение.
   Пока на Аутриче шло обучение, народ в Оккупационных Зонах Кланов приспособился к своей новой жизни. Условия на этих мирах в этот мирный год варьировались, завися от того, как взаимодействовали оккупационные правительства со своим населением. На мирах, где представители Кланов - КомСтар или ВГК – были безразличные к населению и его проблемам, партизанская активность и терроризм были распространённым явлением. А на мирах, где оккупационные правительства пытались отвечать нуждам людей, атмосфера была довольно спокойной.
   Нет ничего удивительного в том, что миры, захваченные Кланом Волка, были спокойными – в основном это было благодаря либеральным взглядам Хана Ульрика Керенского на Внутреннюю Сферу и её население. Хотя очаги сопротивления существовали – особенно на политически и социально важных мирах, – население постепенно приспособилось к модифицированной версии клановской социальной системы, находясь под управлением клановских чиновников и комстаровских представителей.
   Этот год мира также был отмечен пленением на Расальхаге овербефёлхаваре Кристиана Мансдоттира силами Гурбенгского Гарнизонного Кластера. Мансдоттир увёл остатки планетарных оборонительных войск в подполье и стал вести партизанскую войну. Во время одной из перестрелок его машина перевернулась и он оказался зажат в ней, лишённый возможности спастись. Как только личность генерала Мансдоттира была установлена, он был отделён от остальных пленных и как связанный ожидал возвращения Хана Ульрика Керенского.

   - Клянёшься ли ты на словах Великих Керенских, что ты будешь следовать предначертанным путём через чёрную пустоту пространства, путём, который в итоге приведёт нас обратно на Терру, чтобы восстановить всё то хорошее и чистое, что было в Звёздной Лиге?
   - Ут. Я клянусь своей кровью, что так и будет.

- Из церемониальной клятвы ильХана

   На Стране Мечты реакция на гибель ильХана Лео Шоуэрса была разной: от неверия до неистовой радости. То, что впервые за сотни прошедших лет выбранный ильХан погиб в бою от руки врага, вогнало в ступор всё общество Кланов. Целых два дня заседал Великий Совет после траурной церемонии по ильХану Лео, проведённой 28 февраля. У него имелось множество важных проблем, требовавших решения, самой важной из них было избрание нового ильХана, но это заседание так и не приняло никаких решений.
   Тем временем Клан Волка официально принял Фелана как воина, и потребовал, чтобы он и Наташа Керенская в течении полугода прошли Испытание Положения. Пока они готовились к Испытанию, в Совете Клана было выдвинуто обвинение против «Волчьих Драгун» за неисполнение ими приказа о возвращении.
   Это обвинение было неохотно отозвано, когда Наташа Керенская – при поддержке Сириллы Уорд – обнародовала тот факт, что Хан Керлин Уорд изменил приказы «Драгунам», подчинив их лично себе, а не Хану. Следуя его приказам, они и отказались вернуться.
   В последующие три с половиной месяца Великий Совет собирался неоднократно, но от главной задачи – выборов нового ильХана – его отвлекали постоянные перепалки между Крестоносцами и Хранителями. В конечном счёте Крестоносцы обвинили Хана Ульрика Керенского в пособничестве гибели ильХана Лео Шоуэрса. Идиотизм подобного обвинения и страстность тех, кто встал на защиту Ульрика, кажется, устыдили Крестоносцев. Тогда они решили выставить на пост ильХана неожиданную кандидатуру, одного из тех, кто устроил бы всех и был одобрен всем Великим Советом.
   ИльХан Ульрик Керенский получил высший пост в клановском обществе из рук Крестоносцев, своих худших политических врагов. Крестоносцы были движимы двумя мотивами. Во-первых, Ульрик Керенский, как ильХан, был связан честью в точности следовать директиве Великого Совета о Вторжении, а Крестоносцы на данный момент имели в Совете большинство. Глава движения Хранителей неожиданно оказался втянутым в дела Крестоносцев и был вынужден возглавить их Вторжение во Внутреннюю Сферу.
   Во-вторых, Клан Волка теперь стоял перед выбором младшего Хана, которым мог стать кто-то из числа убеждённых Крестоносцев вроде Конала Уорда или Микеля Фьюри. Это привело бы к тому, что Волки получили бы обоих Ханов-Крестоносцев, которые оказали бы полную поддержку любым резолюциям Крестоносцев в Великом Совете.
   Их планы разрушились, когда новый ильХан назвал своим преемником в Клане Волка Наташу Керенскую. Великий Совет был шокирован тем, что такая высокая честь была пожалована одной из тех, кто, как выразился один из Ханов, годами находился «среди варваров». Крестоносцы могли лишь надеяться на то, что Хан Наташа Керенская не пройдёт своё Испытание Положения. Однако их надежда оказалась тщетной – она прошла его даже лучше, чем многие годы тому назад, когда стала воином.
   Новый ильХан сделал второй неожиданный ход, открыв многим Крестоносцам глаза на то, какого лидера они выбрали возглавить Вторжение. В страстной речи перед Великим Советом он сдёрнул занавес благодеяния, которым Кланы оправдывали своё Вторжение. «Целью этого Вторжения является не поднятие наших заблудших братьев на должный уровень, а восстановление Звёздной Лиги во главе с нами. И я принимаю – нет, я приветствую – эту правду. Мы находимся во Внутренней Сфере для завоевания её народа, который так глупо отринул мудрость наших прадедов!»
   Ещё более беспокоящим был следующий шаг ильХана Ульрика Керенского. Он объединил силы вторжения Клана Стальной Гадюки с Кланом Нефритового Сокола, и задействовал Клан Нова Кота для совместных действий с Дымчатыми Ягуарами. Причина такого решения ильХана была проста, хотя и не явна. Снаружи это выглядело так, будто двум сражающимся Кланам, столкнувшимся с жёстким сопротивлением, была, согласно плану, предоставлена помощь. Это практически гарантировало, что их завоевания вскоре сравняются с завоеваниями Волков. Однако это также вынуждало Кланы Нефритового Сокола и Дымчатого Ягуара, два наиболее пылких Клана-Крестоносца Вторжения, разделить свою славу с новыми Кланами. Нефритовым Соколам и Дымчатым Ягуарам нужно было передать своим новым партнёрам миры, к которым новые Кланы могли наладить линию снабжения и связь с Домашними Мирами.
   На мгновение показалось, что эти изменения пройдут незаметно. Кланы, под руководством нового ильХана, сейчас должны были готовиться к своему возвращению во Внутреннюю Сферу. Основную долю этих приготовлений занимала логистика, но казалось, что лишь Ханы Волков приняли к сведению частые напоминания ильХана о жизненной необходимости достаточного объёма запасов. Непримиримое соревнование среди Кланов и традиционное табу на советы других Ханов о том, как нужно управлять Кланами, оставили эти советы без внимания.
   К концу июля приготовления были завершены. Прыжковые точки над Страной Мечты были вновь заполнены кораблями, ожидавшими команду совершить первый прыжок на долгом пути обратно во Внутреннюю Сферу. Однако на этот раз их отправка была отмечена лишь несколькими речами и едва видимым оптимизмом.

Возвращение Кланов

   Воины с Родовыми Именами прибыли обратно во Внутреннюю Сферу в октябре и спокойно заняли свои позиции на фронтах. Т.к. на связь был наложен интердикт, о возвращении Кланов военные Внутренней Сферы не знали до ноября. К этому времени Кланы начали последние приготовления к тому, что, как они думали, будет кровавой гонкой к Терре.
   При подготовке грядущего наступления, ильХан вновь убеждал Кланы внимательнее отнестись к материально-техническому снабжению кампании и более эффективному использованию человеческих ресурсов. Он убеждал Ханов принять его стратегию ПРЛ, чтобы поставка запасов не была столь дорогостоящей. Собственная ПРЛ Волков была расширена включением реквизиции коммерческих судов для ускорения переброски на фронт запасов и личного состава. Клан Волка также продолжил устраивать склады перед передовыми частями, подобно тому как это делалось в Третей волне Вторжения. Лишь Клан Волка извлёк преимущества из советов ильХана.

Охотящийся Волк

   Всем птенцам, это - «Гнездо Сапсана». В этом районе были замечены Звёзды Элементалов. Повторяю. Были замечены Элементалы в районе  «Гнезда Сапсана». В случае атаки командование будет нарущено, в этом случае все птенцы должны перейти к Плану Рассеяния / (грохот разрывов) / <конец сообщения>

- Передача из штаба 26-й ПБК Гвардии Лиры, 18 ноября 3051 года, Тамар

Элементалы - Охотники за головами


   7 ноября 3051 года Волки возобновили своё наступление, вторгшись на ключевые миры Федеративного Содружества: Тамар, Севрен и Лорен. По планам, разработанным Ханами Волков, первые удары наносились там, где враг был сильнее всего, пропуская менее защищённые миры, которые можно взять и позднее. Наиболее сильно защищённые миры были атакованы первыми по двум причинам: Клану нужно было испытать силу своего врага и стремиться деморализовать врага, сразу нанеся ему серьёзные поражения.
   Понятно, что этот план фокусировал своё внимание на мирах Федеративного Содружества, и на некоторое время показалось, что Волки собираются пропустить Свободную Республику Расальхаг. Это предположение быстро улетучилось, когда произошли вторжения на Мемминген, Ворарлберг и Вейнгартен.
   Штурм и поражение Саталице были особенно горькими для всей Свободной Республики Расальхаг. Вместе с новостью о том, что «Волчьи Пауки» захватили принца Рагнара Магнуссона, ротного командира разбитых 3-их Драконов. Выборный принц был обескуражен новостью, что его сын стал пленником Клана Волка. Придавленного этой новостью лидера, сильно уменьшившейся в размерах, Республики достигли ещё более удручающие новости о встрече генерала Мансдоттира, бывшего командующего армией СРР и давнего оппонента Выборного принца, с ильХаном и Ханами Клана Волка. Согласно сообщениям, лидеры Клана Волка и Мансдоттир обсуждали возможность назначения последнего главой гражданской администрации всей Оккупационной Зоны Клана Волка; не только на Расальхаге, но и на всех оккупированных Волками мирах.
   Возобновив наступление, воины Кланов дважды удивили Внутреннюю Сферу. Во-первых, они стали гораздо менее точно придерживаться традиции торгов. Если большее число войск могло завоевать планету быстрее, тогда эту планету атаковало больше войск. Низкие заявки были не настолько низкими, как всего год назад.
   Во-вторых, появилась стратегия, которую солдаты Внутренней Сферы назвали «Охотой за головами». «Охотниками за головами» были Звёзды Элементалов, проникавшие сквозь вражеские линии, чтобы разыскивать и уничтожать полевые штабы. Это требовало от Элементалов серьёзного мастерства и отваги, т.к. для подобных миссий их костюмы были модифицированы для переноса дополнительного топлива в ущерб броне и вооружению. Обычно такой риск оправдывал себя, т.к. успешная «охота за головами» выбивала подразделение Внутренней Сферы из колеи, особенно если оно было новым и неопытным. Хаос, порождаемый нападением «охотников за головами», часто приводил к краху всех линий обороны, особенно когда такая миссия сопровождалась концентрированным натиском оставшейся части клановского подразделения.
   Войска Внутренней Сферы частично компенсировали новые клановские тактики разработкой своих собственных новых оружейных технологий и новым уровнем взаимодействия между государствами. Это взаимодействие, выкованное на Аутриче Джеймсом Вульфом и его «Волчьими Драгунами», привело к заключению соглашений, согласно которым Лига Свободных Миров должна была производить Мехи для трёх государств, подвергшихся Вторжению. Другие оружейные разработки – особенно наборы по модернизации оружейных систем стандартных Мехов, – производимые в достаточном количестве, благодаря взаимодействию государств Внутренней Сферы, равномерно распределялись между ними. Когда Кланы возобновили своё наступление, подразделения Мехов и бронетехники Федеративного Содружества, Синдиката Драконов и Свободной Республики Расальхаг оказались значительно сильнее.
   Главы этих трёх государств осуществляли обмен новыми данными о тактике ведения боевых действий против Кланов, благодоря которым стало возможно обучать собственных пилотов Мехов и АКИ новой доктрине ведения войны. Синдикат Драконов и Федеративное Содружество учредили обширные подготовительные программы по повышению квалификации фронтовых и милицейских подразделений, находившихся на мирах в зоне возможного вторжения. Когда стало ясно, что Свободная Республика Расальхаг больше не может обучать своих собственных воинов, Штайнеры-Дэвионы и Курита взяли на себя задачу подготовки всех тех войск, которые будут посланы в Республику.
   Эти меры сделали сражения более смертоносными, но они не могли серьёзно сместить баланс сил. Воины Кланов продолжали превосходить своих противников из Внутренней Сферы в боях один на один, и поэтому Внутренняя Сфера продолжала полагаться на своё единственное преимущество - значительное численное превосходство.

   Может, мои волосы и седы, а кожа с годами покрылась морщинами, но я не позволю дому моих предков попасть в руки этих враждебных варваров! Солдаты, сегодня я умоляю вас сражаться до последнего, даже если Тамар значит для вас не более чем просто место проживания и способ существования. Я даю вам шанс стать кем-то большим, чем людьми из бесчисленных миллиардов, чьи жизни остались неотмеченными судьбой. Я даю вам шанс стать бессмертными, в этот день вы станете героями – уцелеете вы или умрёте, зависит от пламени ваших глаз и ненависти в ваших сердцах, – теми героями, память о которых останется в веках.

- Из обращения герцога Селвина Кельсвы
к кадетам Тренировочного батальона Тамарского военного колледжа

invasion_tamar

   Тамар был путеводной звездой для народов населяющих миры Тамарского пакта. На его земле самоотверженно трудились  первопроходцы  братства Тамар, которые превратили эту горстку пыли в коммерческую империю. Эти миры привлекали народ, страстно желавший независимости, и веривший, что погоня за деньгами столь же свята, как погоня других за миром или процветанием. Правителями Тамара были Кельсвы, герцогское семейство Тамарского пакта и живые воплощения независимости и деловой хватки этого региона.
   Вторжение Кланов шокировало герцога Селвина Кельсву. Особенно он был взбешён тем фактом, что большинство завоёванных в ФС миров принадлежало к Тамарскому пакту. Каждый новый захваченный мир был для него поводом для очередных оскорблений в сторону армии Федеративного Содружества. Для дэвионовских войск он приберёг самые оскорбительные эпитеты, заявив, что вместо того, чтобы потерять хоть одного своего солдата от рук Кланов, они предпочли бросить Тамарский пакт.
   Когда же стало ясно, что Клан Волка вскоре нападёт на Тамар, герцог Кельсва потребовал, чтобы в его распоряжение было предоставлено 5 полков боевых подразделений. Принц Ханс Дэвион и архонт Мелисса Штайнер дали ему аудиенцию, в ходе которой он был проинформирован, что никаких подкреплений для 26-й ПБК Гвардии Лиры, уже расположенного на Тамаре, предоставлено не будет. Т.к. направление подкреплений с других миров на Тамар, перед лицом такого сильного противника, приведёт к чрезмерному ослаблению последних и их оборона падёт без единого выстрела. От этой новости герцог пришёл в безумную ярость, и прежде, чем сумел напасть на обоих лидеров, был оттащен сопровождавшими его лицами.
   Когда стало ясно, что Кланы приостановили своё наступление, герцог с лихорадочной быстротой начал укреплять оборону своей планеты. Своему личному войску, Гвардии Кельсва, и кадетам Тамарского военного колледжа он передал столько Мехов, сколько сумел найти. Он также профинансировал укрепление города Тамар, столичного и экономического центра Тамара. Через несколько месяцев город окружала бетонная стена, увенчанная турелями. Пространства за этими стенами и места наиболее вероятных прорывов в город были усеяны бесчисленными вибробомбами.
   Работа герцога поставила 26-ю ПБК в нелёгкое положение. Тем временем Кельсва отказался сотрудничать с представителями правительства и армейскими службами Федеративного Содружества, даже с теми, которые поклялись защищать Тамар ценой своих жизней. Он не включил лиранцев из 26-й в свои приготовления, заставив их бездельничать и лишь наблюдать за активностью внутри и за пределами города.
Когда Тамар настигло известие о том, что Кланы вернулись во Внутреннюю Сферу, население оказалось на грани истерики. Бунты угрожали разрушением всех важных космопортов, т.к. тысячи людей пытались купить билеты на покидавшие систему корабли. Автострады за городом Тамар также были запружены людьми, старавшихся покинуть будущее поле боя.
   Право завоевать Тамар выиграла Хан Наташа Керенская, заявив Галактику Альфа и Золотой Кешик против Галактики Бета и 2-х Кластеров Галактики Гамма Хана Гарта Радика. Тамар был первым удобным случаем для нового Хана доказать, что доверие ильХана было оправданным.
   Как только над Тамаром появились корабли Галактики Альфа, Хан Керенская сделала традиционный клановский вызов, указав состав своих сил. Она добавила, что ничто не удержит её от того, чтобы Тамар стал частью Клана Волка. Маршал Джой Корелли, командующий 26-й ПБК, поблагодарила Керенскую за её учтивость и развернула свои войска между зонами высадки Волков и городом Тамар.
   Первое серьёзное сражение этой кампании произошло в Шоникской Долине, где Волки, возглавляемые 13-м Волчьим Гвардейским Кластером, попытались прорвать оборонительную линию, созданную 26-й ПБК. Шесть часов обе стороны обменивались залпами, пока Галактика Альфа не отступила, для перегруппировки. С наступлением ночи Волки вновь атаковали. На этот раз Кластеры Клана прорвались, выбив в яростном сражении 26-ю ПБК Гвардии Лиры с её позиций.
   26-я ПБК откатилась к Смиттону, небольшой деревеньке в 20 км к северу от города Тамар, где маршал Корелли разместила свои войска в густом лесу, чтобы защититься от налётов, преследовавших их, истребителей Клана. Она не учла того, что это же самое укрытие даёт её противнику возможность проникнуть сквозь её оборону двум Звёздам «охотников за головами». Когда неразбериха, вызванная нападением «охотников за головами», достигло своей наивысшей точки, Хан Наташа Керенская бросила на лиранцев остальную Галактику Альфа, вновь выбив их с оборонительных позиций.
   Маршал Корелли приказала своим войскам отойти и занять позиции внутри и вокруг города Тамар. Однако когда у городских ворот показались первые лиранские части, герцог Кельсва приказал их не впускать. Герцог впал в полное безумие, убеждённый в том, что город спасёт лишь он и преданные ему тамарские солдаты.
   Не имея возможности войти в город, 26-я ПБК заняла позиции перед городскими воротами. День спустя «Матёрые волки» из Галактики Альфа нанесли по этим позициям мощный удар с воздуха. На земле по ним нанёс удар 13-й Волчий Гвардейский Кластер, оттеснив её от городских стен, но преследование по минным полям было решено не продолжать.
   26-я ПБК отступила с планеты на Кобе, предложив транспорт Герцогу и его семье. Однако Герцог отклонил это предложение, сказав, что он планирует оставаться в городе Тамар «до тех пор, пока с моей планеты не будет выдворен последний враг». Он сумел убедить свою дочь Морашу покинуть планету вместе с солдатами.
   Галактика Альфа под язвительные насмешки герцога Кельсва, стоявшего на стенах своего укреплённого города, окружила Тамар. Хан Наташа Керенская, с учётом необходимости поддержания темпа, решила пойти на необычный стратегический шаг. Ночью «Матёрые волки» атаковали стены города с севера и востока одновременно.
   Элементалы и ОмниМехи до смешного быстро проделали в казавшейся неуязвимой городской стене герцога дыры. Как только воины Хана Наташи Керенской вошли в город, на них напали гвардейцы герцога Кельсва и кадеты Тамарского военного колледжа. Сражение вновь достигло уровня кровавых купелей Расальхага и Радштадта. Защитники воспользовались примерно схожей тактикой, нагрузив лёгкие Мехи взрывчаткой и послав их неопытных пилотов, на врага, в надежде, что взрывы уничтожат один-два клановских ОмниМеха. То, что многие из этих машин-самоубийц пилотировались кадетами, которые еще вчера были детьми, лишь усиливало ужас происходящего. Воины Галактики Альфа не проявили никакой жалости к защитникам города Тамар.
   В кульминационный момент этого боя на своём старом Atlas'е появился герцог Кельсва, который пытался изменить ход сражения своим присутствием. На мгновение показалось, что это сработает. Остатки герцогской гвардии и кадеты выбили из города 328-й Штурмовой Кластер, это привело к тому, что другие подразделения Волков прекратили огонь. Когда же 328-й контратаковал, хотя Atlas и превратился в огненный шар, но сражение за город продолжалось ещё до 13 ноября, когда сдалась последняя группа кадетов Тамарского военного колледжа.
   Смятение после потери Тамара охватило всё Федеративное Содружество. В падении этой планеты и порабощении её Кланом Волка многие обвиняли Штайнеров и Дэвионов. Это недовольство лишь усилило поддержку герцога Риана Штайнера, мужа Мораши Кельсва, новой герцогини Тамарской, и главного противника политики Федеративного Содружества.

Подкатегории