Западная Аркадия

   Кроме того, что Западная Аркадия была крупнейшим континентом на планете, она также была её житницей - перед гражданской войной на ней располагались самые большие в Пентагоне фермы и ранчо. До войны это был не самый густонаселённый континент, его население было разбросано по небольшим населённым пунктам и благодаря этому люди легче пережили ядерные удары и другие атаки, которые убили большинство населения, сконцентрированного в городах. Когда полевые командиры наконец вышли из своих убежищ, они естественно обустроились поблизости от районов, которые лучше всего могли их снабжать. Две группировки, Народ Хастура и Сёгунат Илкасур, созданные националистическими группировками выходцев из Гегемонии и Синдиката Дракона, соответственно, выковали для себя государства на равнинах Западной Аркадии. Две другие незначительные группировки, Коллектив Равишама и Конфедерация Аркадии, расположились на краю континента, используя горы для защиты от хищничества соседей. Хотя технически заявленные границы все прото-государства разделяли как минимум с двумя другими прото-государствами, но никто активно не патрулировал и даже не следил за ними, т.к. на практике всё сводилось к охране более компактной территории. К моменту, когда вернулись Кланы, стали нормой глубокие рейды, с довольно редкими крупными битвами.

Десант в Ад 

klondike-arcadia-descent

   Всего за несколько дней до того, как Кланы нанесли свой удар, прыгнув в систему Аркадии, Сёгун Уикий Леонова узнала о намерении хастурцев отправить крупную партию сырья и продовольствия, собранную с нескольких застав, через пустоши Аэшельского плато в их столицу Сяегу. Сёгун подготовила ударную группировку и планировала перехватить эту партию, атаковав её в пустошах.
   Конечно, в Кланах никто не знал и даже не мог предположить, что Сёгун в рамках подготовки к своей атаке тайно перебросила крупную ударную группировку на Аэшельское плато, почти точно в центр основной зоны высадки. Встревоженные действиями Кланов на орбите против боевых кораблей «Перт» и «Адмирал Шоне», хастурцы и сёгунатцы начали разведывательные полёты как только шаттлы Кланов вошли в атмосферу. 
   После критики Ханами Медведей плана Траскотта перед ними была поставлена задача первыми высадиться и закрепиться в обозначенной зоне высадки. Согласно плану корабли Клана Призрачного Медведя первыми вошли в атмосферу и, отогнав патрули аркадианцев, совершили посадку, но не в назначенной им точке высадки, а на удалении всего двух часов хода от первой цели – Сяеги.
   Следующей была высадка Ужей. Ко времени когда они вошли в атмосферу, хастурцы и сёгунатцы выпустили на перехват приближающихся судов почти все свои истребители. Собственные истребители Траскотта устремились на защиту своих товарищей, но их было примерно в пять раз меньше. Нескольким аркадианским истребителям удалось пробиться к шаттлам Ужей и нанести двум из них значительный ущерб (ни один не мог покинуть атмосферу без ремонта). Несмотря на рой истребителей прямо над зоной высадки, Траскотт тем не менее отдал приказ на посадку, расходящийся с его планом только в одном - приземление вспомогательных судов было отложено и они были отправлены обратно на орбиту.

Отчаянные времена

   Ужи высадились точно по графику и там где было предписано, и быстро осознали истинные масштабы осиного гнезда, в которое попали. Войска Сёгуната, расположившиеся лагерем всего в нескольких километрах от зоны высадки Ужей, уже были подняты по тревоге и без малейших колебаний начали противодействовать вторгающимся войскам Клана.
   Частично окружённый и столкнувшийся с неожиданно сильным войском, состоявшим из полка мехов и танков с поддержкой из пехоты, Траскотт задействовал один из своих многочисленных планов. Отдав распоряжение своим истребителям продолжить столкновения с их вражескими визави, он выстроил свои наземные силы в плотный оборонительный порядок под прикрытием орудий шаттлов и использовал сочетание огневой мощи своих мехов и шаттлов для сдерживания орд Сёгуната. Таким образом, Ужи вошли в боевой темп, привитый им за годы упорных тренировок.
    Битва в воздухе длилась около двадцати мучительных минут. Хастурские истребители вышли из боя всего через несколько минут (и потеряли двоих), оставив своих врагов из Сёгуната и Звёздных Ужей биться друг с другом. Пилоты Ужей хорошо поработали: потеряв один истребитель, они сбили семь машин Сёгуната и в дальнейшем сдерживали все атаки наземных сил Сёгуната до тех пор, пока их не отбрасывали. Однако, у истребителей Ужей очень быстро закончилось топливо и им пришлось самим отступить для дозаправки и перевооружения.
   На земле же отчаянная битва была далека от завершения. Силы Сёгуната, возглавляемые бывшим капитаном СОЗЛ Хинке аль-Паз, нанеся первый мощный удар, отступили под встречным огнём орудий Траскотта. Войска аль-Паз начали систематически проверять боем линию обороны Клана в поисках слабого места. Траскотт со своей стороны тоже приказал проводить локальные контратаки, которыми он одновременно держал в напряжении войска противника и прощупывал слабые места в его позициях. Спустя сорок минут безрезультатной игры в кошки-мышки аль-Паз изменила характер боя, приказав своим войскам целиться непосредственно в приземлившиеся шаттлы Клана. Осознав опасность, нависшую над его транспортами, Траскотт изменил тактику и направил все силы своего Клана в атаку. СаХан Девон Лефабр повёл основную часть сил Ужей в точки наибольшей концентрации сил Сёгуната, в то время как Траскотт с одним бинарием прикрывал его фланги, надеясь что его шаттлы сумеют самостоятельно защититься от всех, кто сумеет на них выйти.
   На фоне царившего безумия мехи Звёздных Ужей продвигались быстро, но спокойно, целеустремлённо двигаясь на войска, которые выжидали чтобы окружить их. Удары сыпались на Ужей со всех сторон, но их собственный огонь был точным и адресным, методично накрывая и уничтожая мехи и танки аль-Паз. Ужи ломились прямо сквозь порядки Сёгуната, разделяя войска аль-Паз на две части и намереваясь выдавить одну из них под массированный огонь шаттлов Клана, в это же время Траскотт со своим стремительно редеющим бинарием продолжал сдерживать все остальные силы Сёгуната.
  Столкновение с решительным, непреклонным и высококвалифицированным неведомым врагом, в сочетании с истощением запасов боеприпасов, не говоря уже о её редеющей армии, вынудило аль-Паз отдать приказ на общее отступление. К чести солдат аль-Паз они не побежали, и собственные потери Ужей плюс нехватка боеприпасов уже становились критическими, поэтому Клан воспользовался представившейся возможностью, чтобы зализать свои глубокие раны. К этому моменту девять воинов Ужей уже было мертво, включая Хана Траскотта, который после потери собственного меха Highlander продолжал координировать бой с помощью портативной рации и был убит шальным выстрелом. Кроме того, половина машин Клана была выведена из строя или уничтожена, два шаттла были полностью разрушены, а вся оставшаяся техника требовала серьёзного ремонта.

Битвы на плато

   Первые два часа пребывания Кланов на планете оказались кровавее, чем кто-либо мог ожидать, и определили ход всей оставшейся аркадианской кампании. Духи Крови и Стальные Гадюки приземлились в запасной точке высадки всего в ста километрах от Ужей и рванули уничтожать отступающие войска Сёгуната. Зажатые между объединённым авангардом Гадюк/Духов и преследовавшим их отрядом Ужей, аль-Паз и её солдаты продержались всего три минуты, прежде чем были окончательно разбиты.
   Возможно поражение аль-Паз и было разочаровывающей концовкой первой битвы на Аркадии, но оно дало Кланам возможность перевести дух. Траскотт был мёртв, а он был единственной личностью, способной держать вместе остальных лидеров Клана. Однако, перед каждым Кланом ильХан (на основе плана, разработанного Траскоттом и его командой) поставил основные и второстепенные задачи и общие сроки их выполнения, которые они должны были соблюдать. Со смертью Траскотта Ханы, отправленные на Аркадию, были вольны отказаться от его подробных планов и разработать свои собственные. Медведи уже пустили его планы на ветер и с гибелью Траскотта более не видели необходимости с кем-либо координировать свои операции. Стальные Гадюки тоже считали себя ущемлёнными планом и предпочитали действовать по своему, но Хан Клана Духа Крови Шмитт, который видел достоинства плана, убедил их пойти на компромисс и по крайней мере следовать основным положениям плана Траскотта.
   Таким образом, Ужи остались наедине сами с собой и без своего Хана.
   Однако, хоть потеря Траскотта и была сильным ударом по Клану Звёздного Ужа, но благодаря урокам, выученным Траскоттом ещё во времена Гражданской Войны Амариса, Ужи были к этому готовы. Им потребовалось несколько часов, чтобы помочь раненым и оплакать мёртвых, пока их техники трудились, чтобы отремонтировать и перевооружить их машины. Очень быстро были возвращены в строй три звезды. Что более важно, они узнали от захваченных солдат Сёгуната ценную разведывательную информацию, в частности о диспозиции и состоянии обороны Хастура. Теперь уже в статусе Хана, Лефабр попытался поделиться разведданными с Ханами Тсенг и Йоргенссон, но Медведи были уже на пути к Сяеге, и проигнорировали предупреждения Лефабр (позже Медведи обвинили его в том, что он придерживал эту информацию слишком долго, пока не стало слишком поздно для того, чтобы что-то поменять).
    Пока весь остальной Клан ремонтировался и перевооружался, Лефабр воспользовался открывшейся возможностью, передав под командование звёздного капитана Кенингтона Таласко последний оставшийся у неё дееспособный тринарий и послала его на захват хастурского конвоя с припасами. Вооружённый разведданными аль-Паз и возможностью вызвать на поддержку единственную звезду истребителей своего Клана, Таласко нанёс удар.
    Первоначально предполагалось, что конвой будет двигаться только под покровом ночи, но как только хастурцы узнали о битве на плато, то сразу же конвою было приказано как можно скорее двигаться под прикрытие ближайшего форпоста. Охрану десятков тяжелогружёных транспортов осуществлял усиленный смешанный батальон хастурцев, но он не был конкурентом элитным воинам Ужей, вооружённым разведданными Сёгуната.
    Пока Таласко выводил свои силы на ударную позицию, за передвижением конвоя следил одинокий Ostscout. Истребители Ужей, пролетев не замеченными на уровне деревьев, выскочили и ударили в тыл конвоя, в то время как воины Таласко отсекли ему голову. В этот момент Ужи захватили инициативу и уже больше не отдавали её. Несмотря на то, что защитников было примерно в два раз больше чем Ужей, воины Таласко быстро разделались с конвоем. Ужам потребовалось несколько дней, чтобы вернуть в строй машины, повреждённые во время битвы в зоне высадки, а Таласко и его воины, прежде чем продолжить своё методичное продвижение на встречу с Призрачным Медведями у Сяеги, захватили пять внешних застав Хастура и уничтожили два его патруля. В это же время, они захватили две заставы Сёгуната на восточной краю плато, которые были источником опустошительных рейдов вдоль их границы с Хастуром. Между тем, приток заключённых позволил Ужам гораздо лучше понять Западную Аркадию.

Неспешная безрассудность

   Призрачные Медведи приземлились всего в двух часах хода от Сяеги, но прошло четыре часа, прежде чем они выдвинулись к городу и ещё шесть до того, как первые Медведи действительно достигли окраины города. Город Сяега располагался у подножья Великих Железных Гор и был разделён на две части - Внешнюю Сяегу и Внутреннюю Сяегу. Внешняя Сяега была по большей части трущобами и ветхими временными постройками фермеров и владельцев ранчо, в которых те держали скот или хранили урожай. Внутренняя Сяега, расположенная вдоль ста двадцати метровой отвесной скалы и окружённая стенами с трёх других сторон, была святая святых Хастура. Внутри, само собой, располагалось Военное Командование Хастура и резиденция главы правительства, наряду с резервными запасами провианта и ресурсов, а также около десяти тысяч самых преданных граждан.
    По своему обыкновению, Медведи начали методично пробираться через трущобы Внешней Сяеги, которые уже не раз задерживали захватчиков на достаточное время для организации контратаки Хастура. Однако, Призрачные Медведи не были обычными захватчиками. Объявив по громкоговорителю, что они являются «сынами и дочерями Великого Керенского, которые пришли чтобы освободить» народ Хастура, Медведи прорывались сквозь трущобы, выгоняя из них жителей сочетанием своих объявлений с выборочными ударами.
    Неспешный марш Медведей дал возможность их звезде истребителей совершить два вылета до того, как наземные силы достигли стены. В первый вылет они уничтожили боевой воздушный патруль Хастура и ударили по тем оборонительным укреплениям и концентрациям войск, которые было легче всего обнаружить. На втором вылете они столкнулись с остатками воздушных сил Хастура, которые состояли из одиннадцати истребителей различного возраста и возможностей, этот воздушный бой был очень похож на воздушную схватку над плато, произошедшую несколькими часами ранее, а его итогом стали сбитые восемь истребителей Хастура и три Призрачных Медведей.

klondike forces

    В третий вылет два оставшихся истребителя Медведей вплотную занимались авиаподдержкой своих товарищей на земле, которые, как только достигли стены Внутренней Сяеги, получили фланговый удар от оперативной группы Хастура. Едва развернувшись, чтобы встретить новую угрозу, Медведи получили новый удар в свой правый фланг от главных сил Хастура. Невзирая ни на что Медведи продолжили давление на меньшую группу противника, и достаточно скоро битва переместилась во Внешнюю Сяегу. К концу первого часа битвы трущобы полыхали, а войска Хастура отступили во Внутреннюю Сяегу.
    Перед тем как возобновить свой натиск, Медведи ненадолго отступили для перевооружения, они разделили свои силы на три части, которые, постоянно меняясь, действовали по следующему принципу: одна часть перевооружалась и переоборудовалась, вторая находилась в резерве, а третья постоянно наносила удары по линии обороны Хастура. Медведям удалось совершить лишь один краткий прорыв, но шальной выстрел, попавший в зерновой элеватор, привёл к взрыву, который уничтожил один медвежий мех и оставил такие завалы, что оставшиеся Медведи не смогли пройти через брешь в стене.
    Через час после второй ротации Медведей (на тридцать минут позже чем, предсказывали Ужи Ханам Медведей) к городу прибыл тяжёлый патруль Хастура, снова превратив Внешнюю Сяегу в поле боя. Хаструрцы выплеснулись наружу из Внутренней Сяеги на встречу своим товарищам, тем самым втянув Медведей в бой, к которому те были не готовы. Вскоре оба противника отступили, чтобы зализать свои раны. Так происходило ещё два раза: к городу для прорыва осады подходили войска из удалённых гарнизонов Хастура, после чего Медведи оттягивались для ремонта, прежде чем снова выйти на свои осадные позиции.
    Через десять дней после высадки Медведи наконец были готовы нанести свой удар по Внутренней Сяеге. Инженеры Медведей целую неделю изучали стены и рассчитывали заряды, после чего шесть мехвоинов-добровольцев, под сильным заградительным огнём отправились к стене со специальными мощными зарядами. Добраться до стены удалось пятерым, каждый из них, прежде чем отправиться обратно (вернулось только трое), установил свой заряд в заданной точке стены. Одновременно взорвав все пять зарядов, Медведи получили пять крупных проломов в стенах Внутренней Сяеги. Ударные волны от взрывов разрушили часть города и вызвали у защитников шок, от которого им уже было не суждено оправиться – Медведи хлынули в образовавшиеся бреши в стенах и сокрушили армию Хастура всего за два часа боёв.

Конец Великого

   Падение Сяеги ознаменовала конец крупнейшей и старейшей державы Аркадии, но вместе с этим встала задача восстановления разрушенного города. В то время пока основная часть кластера Медведей отправилась на захват группы из пяти близлежащих городов и форпостов, для поддержания порядка среди более чем пятнадцати тысячного населения Сяеги был оставлен один бинарий. Невзирая на деспотичное отношение власти Хастура к своему народу и немедленное заключение под стражу всего высшего руководства (включая публичную казнь главы правительства Нейрона Хастура, которая стала следствием его призывов из-за решётки к яростному сопротивлению Кланам), тем не менее у Медведей были проблемы с управлением населением Хастура. После этого избранный народ Хастура, который за стенами Сяеги привык к более высокому, чем у обычных крестьян, уровню жизни, заставили ремонтировать и восстанавливать свой город, при этом начали они с Внешней Сяеги. Ситуация начала меняться только после того, как Хан Тсенг начала завозить беженцев из других районов. Этот шаг в сочетании с бесплатной раздачей еды, медицинской помощью, организованной Кланом, и публичными телесными наказаниями (включая казни) коррумпированных чиновников, качнул общественное мнение в сторону Кланов.
    Медведям понадобилось ещё шесть недель, чтобы искоренить все оплоты и форпосты Хастура к востоку от Сяеги, но теперь они внимательно изучали каждую цель, прежде чем вступить в бой и начать подавлять сопротивление. Звёздные Ужи продвигались от захваченных ими пяти форпостов от Сяеги на юг, захватив на пятый день Ноягту, столицу внешнего Хастура, а ещё через одиннадцать дней установили контроль над всем югом Хастура, при этом больше всего времени они потратили на переходы от цели к цели у подножья Аэшельского плато.
    Как и Медведи, Звёздные Ужи изначально также полагавшиеся на хастурских чиновников, добровольно вызвавшихся им помогать, тоже испытывали трудности с покорённым народом Хастура. Однако, в отличие от Медведей, быстрые и публичные наказания этих чиновников, большинство из которых продолжали действовать своими драконовскими и деспотичными методами, вызвали положительные чувства к Ужам. Создание гражданского представительства, в которое вошли многие оппозиционные лидеры, позволило легко выявить бывших руководителей Хастура, что наряду с быстрым уничтожением дворянских линий Хастура через распределение их представителей по кастам (а также внедрения других идей Керенского среди угнетённого и зачастую просто голодавшего народа) и с другими предпринятыми Ужами мерами обеспечило им поддержку среди населения. Город Ноягта был переименован в Мечту Керенского и стал основной базой Ужей на весь остаток аркадианской кампании.

Две стороны одной монеты

   Пока Призрачные Медведи и Звёздные Ужи были заняты Народом Хастура, Ханы Киннисон и Шмитт повели свои Кланы на Сёгунат Илкасур. Уикий Леонова приняла бразды правления Сёгунатом от своего сенсея, Сёгуна Таппена Самсонова, уроженца Синдиката Драконис и выпускника программы Ганслингер [программа по обучению элитных мехвоинов Звёздной Лиги в основном для дуэлей против воинов Синдиката. - Asatur], чей персональный рекорд за четырёхлетний период дуэлей с мехвоинами Синдиката был 12-2-1. Возраст и немощь в итоге взяли своё и бывший мастер-сержант СОЗЛ отошёл от дел, но прежде он успел построить коалицию из полевых командиров, в основе которой лежала военная культура, почерпнутая из классической истории Японии и Европы времён феодальной раздробленности. Воины – в основном мехвоины, что не удивительно, - были воплощеним Сёгуната, с другой стороны, простые люди жили ради службы воинской элите, которая в свою очередь не могла существовать без поддержки простолюдинов.
    Эти привело к сближению многих людей в отдалённых местах, находящихся под давлением Хастура и в итоге завоёванных им, с Сёгунатом, который вполне понимал, насколько ограничены были его возможности из-за слабой досягаемости. В итоге это вынудило его развернуть партизанскую кампанию против более крупного Хастура (внезапное нападение на конвой Хастура было её частью).

Безудержный спринт…

   Духи Крови и Гадюки, опираясь на разведданные, полученные от Ужиных пленников из Хастура и Сёгуната, пересмотрели почти весь план Траскотта, оставив только его базовую концепцию, и начали быстрое и решительное продвижение. В первую очередь два Клана нацелились на отдалённые города и форты Сёгуната и вскоре пожали первые плоды своей стратегии: войска Сёгуната рискнули выйти из своих поселений, чтобы попытаться встретиться с неизвестными врагами и понять кто это.
    Конечно, это дало воинам молодых Кланов (равно как и солдатам Сёгуната) ту возможность, которую они искали – схлестнуться в одной битве с опытным противником. Оба Хана, Шмитт и Киннисон, поддержали ставки между своими командирами, которые должны были определить какой Клан и подразделение будет удостоено чести сражаться за конкретную цель. И хотя традиции в то время клановского зеллбригена ещё не оформились, часто во время битв воины с обеих сторон охотно разделялись на пары. И даже когда противники не вступали в дуэли один на один, обе стороны оказывали все боевые почести искалеченным и павшим врагам.
    Исполненные желанием Хана Киннисон провести быструю и мобильную кампанию, два Клана бросились вперёд проведя свои первые операции в бешеном темпе, зачастую атакуя каждый день более полудюжины целей по всему широкому фронту. Они разоружали жителей в каждой из своих целей, назначали несколько человек в местную администрацию (обычно это были воины Сёгуната, которые охотно подчинились новым хозяевам, после того как Кланы их одолели) и шли дальше. За своей спиной Кланы оставляли лишь отряды помощников для работы с новыми рекрутами, плюс в регионе располагались небольшие силы для реагирования на восстания и контратаки. Так как население уже было склонно к преданности и службе культу воина и было благодарно Кланам за наплыв медицинской и технической помощи, то два Клана почти не имели проблем с захваченным населением Сёгуната.
    Воины Керенского явно имели преимущество как в подготовке, так и в качестве оснащения, обеспечиваемого логистической цепочкой, которую их аркадианские визави не видели со времён начала Гражданской Войны Пентагона, но даже это не всегда гарантировало им победу. В городах Брант, Доку, Тенсс и Тулаа Гадюки заявили слишком мало воинов и были вынуждены вызвать подкрепления; в Хорику, Маппа, Ноппи, Пуртен и Вэнисе разбитые Гадюки отступили, чтобы вернуться с большими силами и подавить сопротивление. В Хилл Вэлли и Коумане их наступление было спасено лишь своевременным вмешательством патруля Духов Крови. Всё это были битвы, в которых Гадюки понесли значительные потери, но могли с лёгкостью победить в них, если бы лучше оценивали цели и регулярно останавливались для сверки с уже собранными разведанными.
    По этой же причине во время своего продвижения они пропустили несколько населённых пунктов и несколько форпостов и в нескольких случаях стали целью для контратак войск Сёгуната. Духи Крови очень скоро умерили свой напор, следуя за Гадюками на более обдуманной скорости. Дважды воины Хана Шмитт пресекали потенциально разорительные контратаки в спину Гадюк, а также зачищали большинство целей, пропущенных Гадюками. Более важным было то, что оба Клана полностью сохранили свои истребители (две звезды было в распоряжении Духов и одна у Гадюк), используя их как разведывательные платформы и силы быстрого реагирования, которые обнаружили и уничтожили большинство очагов сопротивления, оставшихся в тылу Кланов.

…к финишу

  После трёх недель операции, Стальные Гадюки увидели в свой прицел столицу Сёгуната – город Кито (Духи, сфокусировавшиеся на зачистках, отставали от них на полторы недели). За это время пала вся империя Сёгуната. За неделю до того, как стал ясен размер наступающих орд, Сёгун Уикий Леонова направила им навстречу три ударные группы, но ни одна из них не добилась значительного успеха, каждая из них столкнулась с небольшими передовыми отрядами Клана и получила серьёзные повреждения, прежде чем на сцене появлялись клановские аэрокосмические патрули и опрокидывали атаку.
    Сёгун знала, что на её город надвигается более опытный и технологически превосходящий её армию враг. И она также знала, что народ Хастура тоже столкнулся с другим подобным противником. Потеряв почти все свои истребители в первой Битве на Плато, её единственным преимуществом оставалась лишь численность её войск.
    Кроме того, Леонова знала, что её враги не просто утверждали, что происходят от СОЗЛ Керенского, но также с честью воюют против её воинов. Поэтому она сделала свой шаг, который считала единственно верным – она в одиночестве вышла из Кито на своём мехе Stalker и потребовала переговоров с главой вторгшихся сил Керенского. Заявление Леоновой вызвало интерес саХана Гадюк Стивена Брина. Брин, будучи куратором операции вокруг Кито, встретился с Сёгуном и они вдвоём договорились об условиях грядущей битвы.
   Сёгун Леонова предложила провести битву между воинами Клана и Сёгуната за пределами города, чтобы свести к минимуму ущерб для города и жертвы среди гражданского населения. Брин согласился, предоставив Леоновой выбрать место битвы, а также согласился не заявлять на битву аэрокосмические силы Клана. В свою очередь Леонова выставила на битву только часть своих сил. Исходя из размера заявленных Леоновой сил, Брин выбрал пропорциональные силы Стальных Гадюк (наряду с двумя звёздами Духов Крови, заменившими выведенные из заявки истребители).
    Сражение за судьбу Кито и остатков Сёгуната Илкасур началось три дня спустя. В качестве поля боя Леонова выбрала дремучие предгорья леса Мотомара, эта местность не только делала битву грубым аналогом одной из их старых битв в Кито, но также частично компенсировала недостатки сил Леоновой. С самого начала сражения оно шло с переменным успехом. Воины Сёгуната преимущественно на мехах (лишь с горсткой танков) свалили много элиты Клана, но в конце концов даже лучшие воины Сёгуната были не в состоянии победить избранных Керенским. Битва продолжалась почти шесть часов, оба командующих, Брин и Леонова, закончили битву раньше, когда их мехи были подбиты, и потом фактически вместе наблюдали за финалом битвы. В конечном счёте, лейтенант Сёгуната Софи Эссан сдала последние немногие оставшиеся мехи саХану Брину, тем самым положив конец Сёгунату Илкасур и этой фазе аркадианской кампании.

Мелкие державы, крупные препятствия

   С падением Народа Хастура и Сёгуната Илкасур кампания на континенте Западная Аркадия была завершена только наполовину. Эти две державы были безусловно самыми сильными и крупнейшими государствами на Западной Аркадии, но они также были самыми открытыми. На континенте существовало ещё два государства – Конфедерация Аркадии и Коллектив Равишам, располагавшиеся в районе континентальных горных хребтов. Как мелкие группировки Западной Аркадии они считались второстепенными целями, которыми предполагалось заняться только после победы над Хастуром и Сёгунатом.
    Однако, задолго до того все четыре Клана уже сталкивались с Коллективом Равишам. Территориально Коллектив располагался на северо-западе континента и был зажат между Хастуром с запада и Сёгунатом с юго-востока, и был постоянной целью для его более сильных соседей. В таких условиях Коллектив Равишам стал чрезвычайно воинственным, выживая за счёт молниеносных рейдов в глубь вражеской территории, целью которых был захват необходимых припасов или просто чтобы застигнуть своих врагов врасплох. Коллектив владел лишь минимумом пахотных земель, но имел доступ к морю Бурлихатон на севре, а также пастбищам в Великих Железных Горах. Рыбацкие деревни и стада, в сочетании с тем, что Коллектив мог вырастить или захватить позволяли если не процветать, то очень хорошо жить его восемнадцатитысячному населению.

Покорение Коллектива

   Премьер Натан Равишам, возглавлявший конгломерат из людей самых разных национальностей, не имел ни наблюдательных постов и патрулей Хастура, ни шпионов Сёгуната. Поэтому, несмотря на то, что он знал о входе в атмосферу Аркадии и крушении крупного корабля, хотя и не знал, что это был "Адмирал Шоне", и знал о группе шаттлов, приземлившихся на континенте, но он не понимал природу происходящего, до тех пор пока не выслал команду разведчиков.
    Когда от разведчиков начали поступать отчёты, сообщившие что Хастур и Сёгунат подверглись атаке вражеских сил, он сделал неправильные выводы о происхождении захватчиков. Посчитав захватчиков просто «соседями» с другого континента Аркадии, или в худшем случае группировкой с другого мира Пентагона, которая заплатила крупную сумму за транспортировку на прыгуне, Равишам отправил своих солдат за добычей к своим двум главным врагам, пока их внимание было сосредоточено на других проблемах.
    Первыми с их рукой столкнулись Призрачные Медведи. В пяти отдельных случаях они наносили удары по целям, которые уже были разорены, а в нескольких других случаях ударные силы Медведей зафиксировали неизвестные войска, обходившие их стороной или уходившие от них в отрыв. Войска Коллектива лишь дважды попытались схлестнуться с медведями, но в обоих случаях они теряли почти весь патруль. Духи Крови и Стальные Гадюки подобным образом тоже сталкивались с Коллективом, когда они брали под совместный контроль северную часть Сёгуната.
    Хотя с технической точки зрения Звёздные Ужи и Призрачные Медведи были изначально направлены на проведение совместной операции, но Призрачные Медведи увязли в их затянувшейся кампании против Народа Хастура, в то время как Ужи практически закончили действия в своей зоне ответственности. И Хан Девон Лефабр уже приготовил своих Ужей к следующей задаче, собрав все доступные разведданные, которые он мог извлечь из данных наблюдательных полётов, а также из бесед и допросов офицеров Хастура и Сёгуната.
    План кампании был одновременно сложным и агрессивным, но благодаря многочисленным и подробным сценариям Траскотта ему было относительно просто спланировать эту операцию. Лефабр предоставил честь нанесения первого удара Кенсингтону Таласко, который теперь был звёздным полковником и взял на себя роль разработчика оперативных планов и заместителя своего Хана. Звёздный полковник Таласко выбрал в качестве первой цели для Ужей город Иприли. Город располагался в долине, проход к городу был одновременно очень длинным и хорошо охраняемым, поэтому Таласко просто обошёл всю эту оборону с помощью стандартного орбитального десанта. Всего один бинарий Клана, приземлившийся на главной площади Иприли, быстро положил конец гарнизону Коллектива. Многоуровневая оборона города легко пала, когда её атаковали с тыла, заставив десятки солдат Коллектива бежать в горы.
    Посчитав теперь, что хорошо знает качество и возможности солдат Коллектива, Таласко направился к своей следующей цели, столице Коллектива Равишам, городу Тумин, тем самым почти не дав защитникам времени на стягивание подкреплений или подготовку обороны к вражескому десанту. В атаке участвовали почти все силы Клана Звёздного Ужа, они опять десантировались в город прямо с орбиты, но теперь для оказания дополнительной огневой поддержки с ними было ещё и три шаттла. Основная битва длилась всего три часа, после которых гарнизон города был разбит. Однако Премьер Равишам всё ещё контролировал силы секретной полиции, которые организовали несколько волн самоубийственных атак толп гражданского населения, целью которых было сковать Ужей и дать возможность Равишаму сбежать. Эти атаки продолжались более двадцати часов, оставив после себя тысячи убитых. Удивительно, но реальный урон получили лишь два меха - Hermes и Wyvern - оба угодили в ловушки и упали, потеряв равновесие.

klondike arcadia collective

   Премьер Натан Равишам сбежал в горы с частью своих ближайших советников и попытался развернуть партизанскую кампанию против Ужей, для чего они приказал своим самым преданным солдатам отойти к многочисленным тайникам, разбросанным по горам как раз для такого случая. Таким образом поселения остались полностью беззащитными и большинство из них сдалось Ужам без боя, особенно после того, как по Коллективу пронёсся слух о ещё трёх орбитальных высадках на города.
    Предполагалось, что вся кампания займёт всего три недели, но сражение против партизан заняло гораздо больше времени. Ужей поддерживали как их собственные полицейские силы, так и солдаты Сёгуната, которых призвали на борьбу с партизанами Равишама. Один за одним тайники обнаруживались и уничтожались совместными усилиями истребителей, мехов и наземных сил безопасности, которыми руководили воины Клана.
   Всего через несколько недель к ним присоединились и освобождённые бывшие граждане Коллектива Равишам. Простой народ, выживавший в течении пятнадцати лет в условиях почти полного отсутствия электричества и нормальной медицины, зачастую имея лишь скудный рацион питания, в то время как Равишам и его лейтенанты имели всё, чего не было у простолюдинов, в большинстве своём благосклонно относился к воинам Клана (хотя это и не касалось их союзников из Сёгуната, что какое-то время было потенциальным источником раздоров).
   После пяти недель операции Натан Равишам был захвачен. Через три дня он и восемь его лейтенантов были приговорены к публичной казни через обезглавливание, приговор привели в исполнение его бывшие подданные. Вскоре организованное сопротивление быстро рассыпалось, особенно после того, как ещё несколько бывших лейтенантов было обнаружено мёртвыми (их тела вывешивали около городов и деревень).

Юг юго-востока

   Конфедерация Аркадии располагалась на южной оконечности Западной Аркадии, её территория пролегала вдоль хребта Аркадианских Каменистых гор, когда-то принадлежавшего Сёгунату, через пустыню Табат. Конфедерация была наиболее изолированным государством на континенте, но у неё всё же был выход к пахотным землям и к морю. Это была не столько единая нация, сколько коалиция городов-государств. Управлялась она Советом Конфедерации, в который входили самые сильные и уважаемые полевые командиры, совет в свою очередь возглавлял президент (этот пост часто переходил из рук в руки, в зависимости от политической конъюнктуры). Тем не менее, глава каждого города-государства обладал большой автономной властью, некоторые правили капризной железной рукой, в то время как другие ратовали за равноправие. Каждый владел собственной армией, половина которой передавалась в Армию Конфедерации, которой технически командовал Президент Совета, но фактически возглавляли несколько капитанов из сильнейших городов-государств.
    Армия Конфедерации должна была поддерживать порядок за пределами прямой юрисдикции городов-государств, а также собирать налоги с тех кто жил в глуши. Налоговые поступления, а также любые грузы, захваченные во время рейдов на вражескую территорию, разделялись поровну между городами-государствами, в зависимости от их размера и вклада в Армию Конфедерации. В целом Конфедерация была довольно хорошо развита, но её слабые места быстро стали очевидны Кланам.
    Как и в случае с Сёгунатом Илкасур, Духи Крови и Стальные Гадюки действовали сообща или, по крайне мере, координировали свои действия. Им предстояло встретиться с семью городами-государствами (на деле небольшими городишками), чьи гарнизоны состояли минимум из роты мехов и машин, плюс с восемнадцатью населёнными пунктами, обладавшими различными механизированными гарнизонами. Помимо этого по региону был разбросан примерно полк Армии Конфедерации. Кланы устроили торги за право атаковать конкретные цели, в результате Гадюки выиграли право атаковать две трети целей. Силы «проигравшего» Клана, равные разнице между его минимальной ставкой и ставкой победителя торгов, становились резервом в битве – эта практика, в конечном счёте, трансформировалась в один из ключевых моментов процесса торгов в Кланах.
    Конечный результат этого этапа аркадианской кампании, безусловно, никогда не ставился под сомнение, так как общий уровень готовности и отремонтированности в Конфедерации был в среднем значительно ниже, чем у их врагов. Семь городишек пали прежде, чем Конфедерация смогла организовать контратаку – одна из причин стремительного распада Конфедерации. После столь быстрого падения такого большого количества городов, семь из одиннадцати полевых командиров отозвали своих солдат из общей армии. Этот шаг оставил в Армии Конфедерации чуть больше батальона, который находился между городами Грате и Тумин. Когда Гадюки атаковали Тумин, Армия Конфедерации контратаковала, втянув в бой «резервы» (не заявленные воины) обоих Кланов.
    За пять часов боя, во время которых в битву вступили резервы Конфедерации, подошедшие из Грате и двух других городов, а также резервы Духов и Гадюк (были доставлены орбитальным десантом), хребет Конфедерации был сломан. Однако, понадобилось ещё шесть недель, чтобы полностью положить конец сопротивлению. В итоге Духи и Гадюки контролировали равные доли Конфедерации Аркадии, так как из-за торгов Гадюки в половине случаев были вынуждены вызывать резервы Духов Крови и, как результат, уступать им часть добычи.

Источник: BattleTech 35230 - Historical Turning Points - Operation Klondike