Мрачное время

Мятежники, не заботясь ни о силе, ни о чувстве,
Предательски заманили в ловушку благородного ДеШевалье.
Хотя он сражался подобно льву, он погиб,
И с его смертью наступил мрак.
И, как солнце едва пробивается зимой,
Так и Эдем не видел ничего, кроме безысходности, а Вавилон – нечестивости.

- Предание, Отрывок 8, Стих 36, Строки 51-56

exodus-dark-age

   Как только уровень благосостояния и уровень жизни в мирах Пентагона начал резко расти, вместе с ним начала расти и напряженности между традиционно антагонистических культурными группами. Генерал Керенский и его штаб, пытались построить однородную цивилизации, но колонисты инстинктивно старались селиться поближе к тем кто был им близок по культуре. Так сначала кварталы, а потом и целые города превратились в монокультурные сообщества. А недовольство среди гражданских из жалоб на нехватку некогда имевшейся роскоши превратились в полномасштабные восстания на всех пяти мирах Пентагона. Казалось, что эта проблема была связана с обидой демобилизованных солдат, не смирившихся со своими новыми ролями в обществе. Простой учёт их как обычных гражданских был не той наградой, на которую они могли рассчитывать после стольких лет преданной и безупречной службы генералу. Эти недовольные агитировали за создание планетарных милиций, которые их ущемлённая гордость восприняла бы лучше, чем их новое место в новом обществе. Другие же трения происходили из-за культурных отличий. Население приняло концепцию унифицированного мира, но после демобилизации, сломавшей искусственную военную культуру, культурные отличия вновь дали о себе знать. Все миры Пентагона охватили беспорядки, вызванные политическим и культурным делением (Гегемония, Капелла, Лира, Федераты, Синдикат и Лига), обнаружившиеся после установления колоний. Люди с общим происхождением собирались вместе в одном месте и в конечном счёте стали относиться к тем, кто был из других обществ, со всё растущим презрением и фанатизмом.
   Колонии в Кластере Керенского не так серьёзно страдали от этих проблем, т.к. они заселялись преимущественно однородными группами. Также они были настолько плотно заняты вопросами собственной выживаемости, что им было не до преданности прошлого. Развитая промышленность и крупные населённые центры Эдема сделали эту планету естественным местом средоточия растущих трений. Предание описывает Эдем как «Сад, где проросли семена нашего падения и нашего возрождения». Большая часть населения Эдема происходила из Федеративных Солнц или Конфедерации Капеллы – эта два общества никогда не испытывали чувства взаимной кооперации. Через 15 лет после прибытия в Пентагон трения между колонистами на Эдеме достигли точки кипения. Сначала эти волнения ограничивались местными мятежами и мелкими стычками между деревнями, но напряжённость постоянно росла – даже несмотря на жёстокие наказания планетарного правительства за такие действия.
   После нескольких месяцев кровавых, но по-прежнему стихийных беспорядков вспыхнул полномасштабный бунт. Несколько ляоистских поселений начали войну, заявив о своей независимости, и совершили набег на один из тайников, чтобы вооружиться мехами и другим оружием. Генерал Керенский послал генерала ДеШевалье и отряд войск, чтобы подавить бунт. Во время перестрелки генерал ДеШевалье был убит, когда мятежник из своей ручной ракетной установки удачным залпом попал в мех генерала. Тайник остался нетронутым, но потеря своего ближайшего помощника и друга слишком тяжко отразилась на стареющем Керенском. По всем меркам, ответ генерала на гибель ДеШевалье был невероятно жестоким. Сославшись на Общий приказ №137, он приказал казнить всех мятежников, проигнорировав все законные средства. Уничтожились целые поселения и их уцелевшее население – позднее это стало известно как «Резня ДеШевалье». Однако вместо того, чтобы предотвратить дальнейшее ухудшение ситуации, это лишь обозлило людей и вызвало ещё большее недовольство генералом Керенским и существующей армией.
   На Вавилоне вспыхнули сражения между жителями, происходившими из Синдиката и Лиры. Нападения на здания правительства Исхода на Аркадии, Цирцее и Дагде стали распространённым явлением. Окрасив свои руки кровью погибших в Резне ДеШевалье, регулярная армия попыталась восстановить уважение к себе, поклявшись выполнять приказы по подавлению мятежей лишь с минимумом необходимых для этого средств и справедливо. К сожалению, мехи не очень подходят на роль машин для подавления мятежей. Мех не может безопасно контролировать людскую толпу, поэтому попытки военных уйти от подавления мятежей посредством резни успехом не увенчались. Мятежи и нападения продолжались, широко публиковались новости о новых резнях.
   Вскоре армия и правительство Исхода рассыпались. На Эдеме между бывшими гражданами Капеллы и Федерации Солнц разгорелась полномасштабная гражданская война. На других мирах мятежники успешно вооружались за счёт захвата военных складов и тайников. Вскоре из уволенных из регулярной армии солдат стали набираться частные армии, они контролировали ключевые города на всех пяти мирах. Генерал Керенский, находившийся к тому моменту в возрасте более 100 лет, жил лишь потому, что его поддерживала медицинская технология Звёздной Лиги. Потеряв самого близкого друга и жену, умершую пятью годами ранее от загадочной лихорадки, бремя сражения ещё одной гражданской войны оказалось выше его сил. Готовя планы кампании по освобождению Эдема, у генерала Керенского случился обширный сердечный приступ, в результате которого он и умер, находясь на своём командном посту. Большинство людей отреагировало на новость о смерти генерала ещё большим раздуванием гражданской войны, а не оплакиванием. Со смертью Керенского и ДеШевалье армия развалилась. Своим преемником Генерал выбрал своего сына Николая, который в то время командовал 146-м Королевским дивизионом мехов. Хотя он пользовался поддержкой большинства военно-космического флота и армейских подразделений, располагавшихся на колониальных мирах созвездия (в одной колонии находилось не более одного-двух полков), дивизионные командиры на пяти мирах Пентагона неожиданно отказались признать его своим лидером, указав ему на нехватку командного опыта. В этой ситуацию, весьма сильно напоминавшей ту, которая возникла в начале Наследных войн, когда каждый лорд Внутренней Сферы со своего конца поджёг пламя 1-й Наследной войны, каждый дивизионный командир воспротивился его желанию взять на себя командование правительством. За несколько месяцев каждая из пяти планет была поделена на анклавы бунтовавших граждан и вооружённых сил. Эта ситуация вылилась во всеохватывающую войну.
   Однако 146-й дивизион не был мобилизован для утверждения власти Николая. Когда его офицеры убеждали Николая силой утвердить свою власть, он, сославшись на документы своего отца, сказал, что «людей, поражённых жадностью, завистью и алчностью и скрывающихся за фальшивыми патриотизмом и справедливостью, изменить нельзя: они либо будут годами сжигать свои жизни в пламени бессмысленных сражений, либо умрут глупой смертью, как погибают все дураки». Молодой Керенский видел, что спасение своего народа и сохранение идеалов своего отца гораздо важнее, чем сражения в «политической перебранке». Поэтому Николай призвал к своему собственному «Исходу» – на Страну Мечты. Керенский понимал, что он должен спасти гражданских и учёных, которые были так важны для его народа. По средствам массовой информации всех пяти планет он обратился к людям, приглашая их присоединиться к нему. Несколько томительных недель преданные ему корабли военно-космического флота собирали тех, кто захотел присоединиться к Николаю – зачастую это происходило под дулами орудий подразделений, которые отныне считались враждебными. Последний корабль, покинувший созвездие, завершил исход почти 25% гражданского населения, включая и большинство научных сообществ. Всего через три недели после Исхода Николая все пять планет охватили полномасштабные войны. В Предании отрывок за отрывком описываются сражения, уничтожавшие целые народы. Земля опустошалась теми самыми солдатами, которые некогда считались лучшей частью человечества. Военные подразделения, преданные Николаю, твёрдо решили остаться в Кластере Керенского, оставшись глухими к призывам о помощи, невзирая на сложность или отчаянность ситуации.
    После ухода военно-космического флота, связь между мирами Пентагона быстро прервалась. Сражения же всё ещё продолжались. Этот период безудержного насилия, названный «Гражданскими войнами Исхода», длился почти 20 лет. Мужчины и женщины на мирах Пентагона неумолимо скатывались в варварство. Ко времени завершения гражданских войн большая часть технологии была уничтожена, а враждебная окружающая среда, некогда усмирённая, добивала тех немногих уцелевших, кто пережил этот безумный Холокост. В противовес им, Николай Керенский и его последователи, прибыв на Страну Мечты и другие миры Кластера Керенского, развивали технологию братьев и сёстер, бежавших от бессмысленных сражений и глупых войн. Николай выжидал время.