Год мира и страха

   Внимайте мне, гордые носители слов Великих Керенских, я должен поведать вам о трагедии. Погиб наш лидер. Лео Шоуэрс, Хан Ханов, лидер благородного Клана Дымчатого Ягуара, командовавшего теми, кто должен будет поднять Звёздную Лигу из пепла, более не существует. Пока носите траур, но не из-за утраты его физического присутствия – его кровное наследие будет течь в венах бесчисленных яростных воинов будущих поколений, пока не пришёл приказ отомстить за его несвоевременную смерть.

- Из приказа-обращения Хана Бьёрна Йоргенссона, Клан Призрачного Медведя

Вторжение - Год Мира и Страха
   Гибель ильХана Лео Шоуэрса ошеломила Кланы. Когда собрался Великий Совет, он решал лишь один вопрос – как реагировать на гибель ильХана.
   Большинство Ханов хотели начать полномасштабное наступление, чтобы наказать Внутреннюю Сферу за гибель ильХана. Когда Ульрик спросил, на кого и как они собираются нападать, большинство поняло, что в гибели ильХана по-настоящему был виноват только один человек. Если бы ситуация была иной, и Тира Мираборг была членом Кланов, её бы прославляли как героя.
   Тогда Хан Перигард Зелман из Клана Стальной Гадюки указал на то, что перед собравшимися стоит гораздо более важная проблема. Без ильХана, разрешавшего споры и направлявшего Вторжение, Кланы находятся в опасности утраты взаимодействия и единства которого они достигли. Они должны выбрать нового ильХана, но для этого требуется участие всех воинов имеющих Родовые Имена из всех Кланов. Ханы и воины с Родовыми Именами пяти вторгавшихся Кланов должны были вернуться на Страну Мечты и созвать Великий Совет для выбора нового лидера.
   Многие опасались, что подобное решение сделает Кланы уязвимыми для контратак. В конце концов большинство согласилось с тем, что Внутренняя Сфера находится не в том положении, когда можно начинать наступление и отбирать потерянные миры, даже с учётом вероятности, что они поймут, что в зонах оккупации нет большей части элитных войск Кланов. ВГК находились на многих мирах вот уже несколько месяцев, и воины без Родовых Имён достаточно компетентны, чтобы держать ситуацию под контролем.
   Кланы попросили КомСтар помочь им скрыть своё отсутствие. В коммюнике к Примасу Уотерли Совет потребовал, чтобы за оккупационными правительствами завоёванных миров присматривала КомГвардия, а также чтобы она незамедлительно сообщила о проявлении лидерами Внутренней Сферы признаков подготовки к наступлению. Примас с готовностью согласилась, уверенная в том, что это лишь укрепит её власть на оккупированных мирах.
   1 декабря воины с Родовыми Именами из всех пяти Кланов встретились на Паулюс Прайм и начали долгое путешествие в свои Домашние Миры. Во Внутренней Сфере они отсутствовали почти год.
   И Федеративное Содружество, и Синдикат Дракона перехватили зашифрованный приказ-отзыва, переданное Ханами своим воинам с Родовыми Именами, но не очень поняли, о чём идёт речь. Тем временем, избежав интердикта КомСтара на связь, в остальную Внутреннюю Сферу постепенно просочились сообщения о том, что фронт покидают элитные войска Кланов. Поначалу эти новости были встречены с большими опасениями – большинство истолковывало их так, будто Кланы намереваются новое начать наступление с неожиданного направления. Периферия стала готовиться к новому наступлению.
   Но никакого нового наступления Кланов не произошло. Некоторые генералы Внутренней Сферы хотели воспользоваться преимуществом видимого временного затишья и немедленно начать своё собственное наступление, они были уверены, что как-то сумеют победить оставшиеся клановские войска и удержат то, что сумеют отобрать. Однако их пыл остудили, указав на то, что неожиданное затишье нужно использовать для отдыха и пополнения войск и поиска новых путей нанести врагу поражение.
   Дальше всех в попытке переподготовить армии Внутренней Сферы пошёл Джейми Вульф, командующий «Волчьих Драгун». В январе 3051 года он собрал на планете Аутрич лидеров всех Великих Домов. Здесь он сделал потрясшее всех заявление, что изначально «Волчьи Драгуны» были членами Клана Волка, посланными Великим Советом во Внутреннюю Сферу для разведки. Полковник Вульф заявил, что «Драгуны» намерены противостоять Вторжению Кланов и готовы предоставить любую помощь – от обучения до разработок ОмниМехов ради того, чтобы увидеть поражение Кланов.
   Большинство из собравшихся лидеров – особенно Федеративного Содружества и Синдиката Дракона – приняли это предложение. Они добровольно подвергли себя, своих помощников и даже своих наследников напряжённому и довольно опасному обучению. Они поняли, как думают и как сражаются воины Кланов. Они также договорились о взаимном доверии друг к другу, чтобы нанести Кланам поражение.
   Пока на Аутриче шло обучение, народ в Оккупационных Зонах Кланов приспособился к своей новой жизни. Условия на этих мирах в этот мирный год варьировались, завися от того, как взаимодействовали оккупационные правительства со своим населением. На мирах, где представители Кланов - КомСтар или ВГК – были безразличные к населению и его проблемам, партизанская активность и терроризм были распространённым явлением. А на мирах, где оккупационные правительства пытались отвечать нуждам людей, атмосфера была довольно спокойной.
   Нет ничего удивительного в том, что миры, захваченные Кланом Волка, были спокойными – в основном это было благодаря либеральным взглядам Хана Ульрика Керенского на Внутреннюю Сферу и её население. Хотя очаги сопротивления существовали – особенно на политически и социально важных мирах, – население постепенно приспособилось к модифицированной версии клановской социальной системы, находясь под управлением клановских чиновников и комстаровских представителей.
   Этот год мира также был отмечен пленением на Расальхаге овербефёлхаваре Кристиана Мансдоттира силами Гурбенгского Гарнизонного Кластера. Мансдоттир увёл остатки планетарных оборонительных войск в подполье и стал вести партизанскую войну. Во время одной из перестрелок его машина перевернулась и он оказался зажат в ней, лишённый возможности спастись. Как только личность генерала Мансдоттира была установлена, он был отделён от остальных пленных и как связанный ожидал возвращения Хана Ульрика Керенского.